Что влияет на атомную энергетику

23 мая 2016 в 22:54 0
Like 
В последние годы мы видим тенденцию небольшого, но постоянного понижения экспертного прогноза развития атомной энергетики. На прогноз, конечно, влияет много разных факторов. Можно выделить несколько ключевых моментов.
 
Во-первых, определенное негативное влияние на продвижение крупных атомных энергопроектов связано с тем, что они финансово очень емкие, и нередки существенные задержки сроков начала их реализации по финансовым причинам. Давайте посмотрим на страны, которые 10 лет назад считались новичками, так называемые ньюкамеры. Многие из них, сохранив приверженность собственным программам развития атомной энергетики, тем не менее еще не начали строительство АЭС. В этом списке есть и наши традиционные партнеры, такие, как Иордания и Египет. Саудовская Аравия заявляла о готовности достаточно быстро приступить к реализации проектов в этой сфере. Все такие задержки учитываются при составлении прогнозов развития отрасли в мире.
 
Во-вторых, есть фактор, который, может быть, не так заметен, но немаловажен. Я имею в виду декларированную деятельность ООН по ускорению создания энергомощностей в странах с низким уровнем жизни. Но там атомная энергетика не может быть создана в обозримом будущем, как раз в силу низкого уровня развития. Так что строятся в таких странах преимущественно угольные и газовые станции. В результате мы видим сокращение доли атомной энергетики в мире при ее росте в абсолютных показателях.
 
Третий фактор — цена. Он не имеет долгосрочного влияния на отрасль, потому что фактор устойчивой поставки электроэнергии, которую способны обеспечить АЭС, для многих стран все же достаточно важен. Но сегодняшняя ценовая конъюнктура играет не в пользу атомной энергетики. Вот что я имею в виду. После ввода станции в строй атомная энергия будет дешевле других видов энергии, но сегодня найти несколько миллиардов долларов, чтобы построить АЭС, не так легко. На мой взгляд, тут мы по-прежнему остаемся в экономической парадигме, которая не соответствует времени. Давно пора АЭС рассматривать не как обычный источник энергии, а учитывать весь комплекс преимуществ, которые отрасль дает стране. Я имею в виду долгосрочное инфраструктурное влияние на социально-экономическую ситуацию. До сих пор этот момент в полной мере не учитывается. А тем странам, где часто меняется правительство, этот фактор еще и достаточно сложно учесть.
 
В последние несколько лет мы наблюдали обвал цен на рынке нефти и газа. Но этот фактор вряд ли окажет долгосрочное влияние на атомную отрасль. Атомная энергетика, в отличие от газовой и нефтяной, не подвержена влиянию цен на энергоносители. Доля стоимости сырьевого урана в стоимости киловатта энергии — 5 % или даже ниже. Таким образом, шанс уйти от углеводородной зависимости и получить предсказуемые цены на электроэнергию — это традиционный драйвер атомной энергетики. Краткосрочное влияние на отрасль нефтяной кризис может оказать, может быть, кто-то еще сдвинет планы по строительству АЭС на год или на два. Но долгосрочное — точно нет. Сегодня мы видим немало примеров, когда развитием атомной отрасли занимаются страны, обладающие огромными запасами углеводородов. Яркий пример — Иран.
 
Думаю, также не повлияет существенно на отрасль такой фактор, как возобновляемые источники энергии. Да, ВИЭ двигаются вперед, они растут, их эффективность растет, а цены падают. Тем не менее ВИЭ нестабильны с точки зрения энергосистемы. Они интенсивно развиваются в ограниченном числе стран. Кроме того, они занимают нишу углеродной энергетики, внося свой вклад в устойчивое увеличение установленных мощностей.
 
Соглашение по климату, заключенное в Париже, пока не оказало существенного влияния на атомную энергетику, но точно окажет в будущем, через несколько лет, когда страны, подписавшие соглашение, определятся со своими обязательствами. И тогда решения, которые были приняты, начнут отражаться в национальных программах энергетического развития. Тенденция, которая там заложена, будет иметь положительное влияние на отрасль, прежде всего в тех странах, где требуется бурный рост экономики.
 
Еще одно явление, о котором имеет смысл упомянуть, — это электромобили. Их рынок развивается взрывными темпами. Не исключено, что электромобили станут одним из драйверов развития атомной энергетики. Ведь крупным АЭС нужны постоянные крупные потребители, и если масса электромобилей станет достаточно ощутимой при наличии инфраструктуры — строительство новых атомных станций может стать хорошим решением.
 
Безусловно, в последние годы взгляды экспертов были прикованы к Японии, которая занимается восстановлением отрасли после аварии на АЭС «Фукусима-1». Процессы подготовки АЭС к повторному запуску там идут медленнее, чем ожидалось, что, впрочем, вполне объяснимо. Япония полностью поменяла систему регулирования атомной энергетики. Такие кардинальные изменения всегда идут непросто. Думаю, в том числе не хватает кадров.
 
Подведу итог. Несмотря на то что определенные факторы могут краткосрочно повлиять на снижение темпов развития атомной энергетики, большинство экспертов прогнозируют рост мощностей в перспективе 10–20 лет. В этой связи постфукусимская оптимизация, совершенствование систем регулирования — по-прежнему актуальные темы для международного экспертного сообщества. Остается в центре внимания также физическая и ядерная безопасность объектов. Естественно, продолжаются дискуссии о том, как крупные страны могут финансово и технологически помогать начинающим странам развивать атомную энергетику. Я уже упомянул о влиянии АЭС на социально-экономическое развитие — эта тема определенно требует более тщательного рассмотрения, и ее изучение ведется как на уровне отдельных стран, так и на уровне международных организаций.
 
Вместе с тем в последние годы я наблюдаю небольшое снижение интереса к инновационным проектам по сравнению с тем, что было, скажем, 10 лет назад. В основном страны ориентируются на традиционные атомные станции — реакторы с водой под давлением, которые имеют очень высокую референтность. С другой стороны, инновационные реакторы сегодня рассматриваются как системы с расширенными возможностями — они могут использоваться не столько для производства электроэнергии, сколько для замыкания ядерного топливного цикла, например, при производстве высокотемпературного тепла.
 
Динамика развития темы малых и средних реакторов по-прежнему сдерживается рядом проблем, несмотря на то что многим странам нужны именно такие источники. Малые реакторы, в отличие от крупных АЭС, позволяют с одного киловатта получить больше продукции, не только в виде электроэнергии, но и, например, в виде тепла. Приведу конкретные цифры. На одном блоке-тысячнике вы не сможете добиться превращения 70 % тепловой энергии в коммерческий продукт. Электроэнергия и небольшая доля на теплофикацию. Трудно представить рядом с классической современной АЭС потребителя, который сможет принять хотя бы треть сбросного тепла. Да и современные конструктивные решения на это не настроены. Тогда как малый реактор даст вам возможность произвести электричество со стандартным КПД и еще продавать тепло для коммунального хозяйства и промышленности в сравнимых масштабах. Малые реакторы в удаленных районах вполне смогут конкурировать с современными газовыми станциями.
 
Но, к сожалению, есть три фактора, которые сдерживают развитие этого направления. Во-первых, в мире нет готовых современных образцов АЭС с реакторами малой или средней мощности, которые можно было бы продемонстрировать и «продать». Во-вторых, затраты на обоснование, лицензирование малых реакторов удельно достаточно высоки. Кстати, МАГАТЭ много работает над решениями, которые помогут упростить процедуры. В-третьих, я считаю, что, оценивая экономическую роль малых реакторов, нужно отказаться от парадигмы большой энергетики. Однако современной комплексной экономической модели для внедрения малых АЭС в удаленных районах пока нет. По крайней мере, я не видел подробного анализа. Заниматься разработкой такой модели необходимо, чтобы понять, при каких условиях и в каких точках малые и средние реакторы будут эффективны. А желание развивать эту тему точно есть, правда, двигаются вперед пока только Россия, Аргентина и Китай.
 
Кстати, в НИИАРе, где я долго работал, есть два реактора, которые до сих пор работают именно как малые станции. То есть помимо НИОКР они дают еще электроэнергию и тепло. В тяжелые 1990-е годы и в начале 2000-х эти два реактора производили достаточно много «продуктов», которые превращались в доходы института.

Другие записи автора

Нет других записей в блоге данного эксперта.