В России
РЗМ: Росатом позади паровоза

Пути Росатома и Ростехнологий, которые до принятия госпрограммы по развитию промышленности РЗМ выступали единым фронтом, на этапе перехода к практической реализации, похоже, разошлись. И преимущество пока не на стороне Росатома: в то время как атомная госкорпорация еще только подыскивает активы и решает, какой из своих структур поручить реализацию стратегии в этой сфере, Ростех уже представил президенту РФ свои проекты и претендует на первые бюджетные деньги. Частные инвесторы тоже не отстают.

Еще год назад национальная стратегия по разработке РЗМ в стране отсутствовала. Ситуация была сложная: предложенные варианты застряли в согласованиях, Минпромторг, Минфин, а также две заинтересованные госкорпорации – Росатом и Ростехнологии – не могли договориться между собой. Минпромторг выступал за создание новой отрасли промышленности, Минфин отказывался финансировать ее из бюджета, а Росатом и Ростехнологии не хотели браться за проекты в этой сфере без господдержки, рассказывал знакомый с ходом процесса эксперт. Но после совещания у президента РФ Владимира Путина работа ускорилась, и в I квартале 2013 года Минпромторг включил в госпрограмму по развитию промышленности РФ и повышению ее конкурентоспособности раздел о редкоземельных металлах.

В настоящее время ситуация коренным образом изменилась. Госпрограмма утверждена, чиновники представляют первые проекты президенту РФ. Да и частные инвесторы так и крутятся вокруг РЗМ. Мы решили вернуться к этой теме и подробно разобраться в текущем положении дел.

 

СУТЬ ГОСПРОГРАММЫ

Цель подпрограммы, как говорится в документе, опубликованном на сайте Минпромторга – создать в РФ конкурентоспособную редкоземельную промышленность полного цикла для удовлетворения потребностей отечественного оборонно-промышленного комплекса, гражданских отраслей промышленности и выхода на зарубежные рынки. Подпрограмма направлена на разработку, освоение и адаптацию ключевых технологий производства редких и редкоземельных металлов, в том числе чистых индивидуальных оксидов, чистых металлов и сплавов, а также конечной продукции; создание промышленных производств полного технологического цикла, а также условий для ввода в эксплуатацию соответствующих месторождений и комплексного их освоения, переоценку старых и подготовку новых запасов природных руд для обеспечения формируемых производственных мощностей исходным сырьем на долгосрочный период.

Реализация госпрограммы разбита на два этапа. Первый этап предполагается осуществить в 2013 – 2016 годы, мероприятия второго – приходятся на 2017 – 2020 годы. Объем финансирования первого этапа был заложен на уровне 72,5 млрд рублей, второго – 74,5 млрд рублей. Сколько будет выделено из бюджета – не уточнялось.

Уточнил в октябре 2013 года министр промышленности и энергетики Денис Мантуров. По его словам, из общей суммы госпрограммы лишь порядка 24 млрд рублей будет профинансировано из бюджета. Остальное – собственные и привлеченные средства инвесторов, в качестве которых министр видит в первую очередь Ростех и Росатом. Получается, что почти 84 % необходимого финансирования обе структуры должны привлечь самостоятельно. Впрочем, судя по всему, это для них не проблема – руководители госкорпораций еще в прошлом году заявляли о готовности совместно вложить в 2013 – 2015 годах в проекты по развитию промышленно-производственной базы редкоземельных металлов от 110 млрд рублей до 163,5 млрд рублей.

Рост цен на редкоземельные металлы.«В ближайшие три года для реализации первого этапа этой программы из бюджета будут направлены 9 млрд рублей. Это обеспечит создание задела, который будет реализовываться и к 2020 году обеспечит практически 100-процентную независимость от импорта, в отличие от той ситуации, в которой находимся сегодня», – доложил Д. Мантуров президенту РФ.

Государство намерено взять на себя обеспечение НИОКР, геологоразведку и постановку на учет месторождений, обеспечение подготовки квалифицированных кадров для редкоземельной промышленности. На первом этапе на НИОКР предполагается выделить 4,6 млрд рублей, на геологоразведку, постановку месторождений на учет – 2 млрд рублей. На втором этапе 14,3 млрд рублей из бюджета планируется направить на субсидирование производства редких и редкоземельных металлов, 1,1 млрд рублей – захоронения радиоактивных отходов.

 

«ИЗВЕСТНЫЕ ПРОБЛЕМЫ»

Качканарский горно-обогатительный комбинат «Ванадий», 1972 год.В. Путин, обсуждая с министром промышленности и торговли перспективы разработки редкоземельных металлов, посетовал: «Когда-то Советский Союз занимал достойные позиции в этом секторе, а сейчас у нас есть известные проблемы». В СССР существовала развитая промышленность полного производственного цикла. Базируясь на отечественном сырье, она выпускала широкую номенклатуру продукции высокого качества: от высокочистых оксидов РЗМ до люминофоров, магнитов и высокотемпературных проводников. Отрасль обеспечивала не только внутренние потребности, но и экспортные поставки.

Сегодня российской РЗМ промышленности, как таковой, не существует. Наша страна ежегодно производит менее 2 тыс. тонн РЗМ – всего чуть больше 1 % мирового рынка. В промышленных масштабах их добывают только из одного сырьевого источника – Ловозерского месторождения. Между тем развитие высокотехнологичных отраслей промышленности без редких и резкоземельных металлов невозможно. Они нужны для создания перспективных видов вооружения, военной и специальной техники, развития нано-, био-, информационных и когнитивных технологий, технологий атомной, водородной и альтернативной энергетики и для многих других стратегических целей страны. И если в настоящее время потребление РЗМ российскими производителями отдельных видов высокотехнологичной продукции незначительно, то к 2020 году, по независимым экспертным оценкам, оно возрастет по основным металлам (ниобий, молибден, ванадий, бериллий, литий) в среднем в 2 раза.

Пока в России собственной отрасли нет, редкоземельную продукцию приходится покупать в Китае. КНР контролирует почти половину мировых запасов, и до недавнего времени производила 97 % РЗМ. Используя преимущества сырьевой базы, отсутствие жестких экологических требований и низкие затраты на рабочую силу, китайские производители в течение 15 лет поставляли редкоземельные металлы по демпинговым ценам. Однако с 2006 года Китай стал устанавливать квоты на экспорт РЗМ, искусственно ограничив предложение на рынке, что через некоторое время привело к росту мировых цен на металлы данной группы. Постепенное снижение объема экспортных квот продолжается и по сей день, и аналитики утверждают, что пика цены, откровенно говоря, пока не видно.

Компания Commerce Resources специализируется на разведке и развитии редких и редкоземельных металлов. Ее основное достижение в этой сфере – танталово-ниобиевый проект Blue River, реализуемый в рудном поясе Rocky Mountain, расположенном к северу от Камплуса, Британская Колумбия, Канада. Оценочные запасы месторождения Upper Fir этого проекта составляют 36,35 млн тонн руды с концентрацией тантала в 195 ppm и 1,7 тыс. ppm ниобия.Такой тренд заставил многие страны (США, Австралия, Япония, Южная Корея, страны ЕС) задуматься о развитии редкоземельной промышленности на внутреннем рынке. По оценкам экспертов, к 2020 году доля Китая на рынке РЗМ сократится вдвое. Крупнейшими производителями за его пределами станут вертикально-интегрированные компании США и Австралии. Для России полностью обеспечивать свои потребности в редкоземельных металлах за счет импорта из-за рубежа рискованно с точки зрения национальной безопасности и развития отечественной промышленности.

 

ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ

«Окно возможностей» для вхождения в тройку лидеров среди некитайских производителей РЗМ для России сохраняется. База для этого есть: наша страна на втором месте в мире по объему запасов редкоземельных металлов, они оцениваются в 28 млн тонн. Известно 16 месторождений РЗМ, самые крупные – Ловозерское, Катугинское, Ярегское, Белозиминское и Томторское месторождения, Хибинская группа месторождений апатитовых руд (Юкспор, Кукисвумчор и др.), Павловская площадь Абрамовского рудопроявления ионных руд. В долгосрочной перспективе можно использовать и другие сырьевые источники, в том числе складские запасы монацитового концентрата под городом Красноуфимск (83 тыс. тонн концентрата, содержание РЗМ – 54 %), можно попутно извлекать РЗМ из урановых руд и отходов производ ства алюминиевой промышленности (красные шламы).

Однако, чтобы поднять редкоземельную промышленность, недостаточно разработать сырьевую базу: мало добыть богатую РЗМ руду, нужно еще извлечь из нее это богатство. Большинство советских предприятий по производству редких металлов после распада Союза остались за пределами РФ: на Украине, в Таджикистане, Армении, Казахстане. В России осталось всего три предприятия, способных выпускать редкоземельные металлы: Ловозерский ГОК, Соликамский магниевый завод и Чепецкий механический завод. В постсоветский период не построено ни одного нового завода. Решить эту проблему также предстоит в рамках новой госпрограммы.

 

БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ

Хотя и Ростех, и Росатом – государственные корпорации, интересы у них в сфере РЗМ различаются. Ростех является крупным потребителем РЗМ продукции. В составе госкорпорации 8 холдинговых компаний в оборонно-промышленном комплексе, – их важно обеспечить качественным и доступным по цене сырьем (в первую очередь холдинги «Российская электроника» и «Швабе»). Росатом же в меньшей степени нуждается в редкоземельных металлах на производстве. Для атомной корпорации РЗМ – это, скорее, лишь сопутствующий основному производству продукт или возможность диверсификации бизнеса.

Поэтому не удивительно, что на старте разработки стратегии развития РЗМ каждая из госкорпораций претендовала на то, чтобы быть ответственной за ее реализацию. Однако после пробуксовки этого вопроса в правительстве Ростех и Росатом объединились для совместного лоббирования. Теперь же, судя по всему, снова каждый действует сам по себе. Пока в борьбе за бюджетные деньги лидирует Ростех: по крайней мере, именно эта корпорация презентовала свой проект на октябрьской встрече с президентом.

Ростех уже создал специальный холдинг – «РТ – Глобальные Ресурсы». Этот холдинг совместно с группой «ИСТ» и еще одним инвестфондом, чье название не раскрывается, создали СП, которое займется разработкой Томторского месторождения РЗМ в Якутии, отработкой отвалов монацита на складах в Красноуфимске и созданием гидрометаллургического завода. На сайте Ростеха сообщается, что совокупные инвестиции госкорпорации и группы «ИСТ» в реализацию проектов за три года составят около $1 млрд, из них $ 400 млн – собственные средства участников, $ 600 млн – заемные средства. Причем к реализации проекта на месторождении Томтор планируется приступить уже в 2014 году. «Следующий год – это только пока технологические изыскания, соответственно, освоение непосредственно уже самого месторождения начнется с 2015 года, – рассказал министр. – На технологические изыскания будет потрачено примерно около 2 млрд рублей». Прогнозные ресурсы месторождения оцениваются в 154 млн тонн руды.

Но, несмотря на различие интересов, общий язык Ростеху с Росатомом найти все же придется. Ведь Ростех вряд ли обладает всеми необходимыми компетенциями и технологиями для безопасной утилизации или захоронения отходов переработки монацитового концентрата. Более того, у предприятий атомной госкорпорации уже даже есть готовые технические решения по переработке.

Так, ВНИИХТ предложил принципиальную технологическую схему переработки концентрата, а специалисты «Маяка», обладающего богатым опы том создания радиохимических технологий, составили программу экспериментальных работ.

Сам же Росатом пока свои планы в данной области не афиширует. Была утверждена некая инвестиционная программа с предприятиями, подробности которой не раскрываются.

Известно, что еще в 2011 году АРМЗ интересовался и Ловозерским ГОК, и Соликамским магниевым заводом, но до их покупки дело пока не дошло. Вообще, диверсификация деятельности в целом и разработка редкоземельных месторождений в частности в последнее время – одно из перспективных направлений развития горнодобывающего дивизона Росатома. Однако, по данным экспертов отрасли, заняться развитием редкоземельного направления Росатом может поручить вовсе не АРМЗ, который стоял у истоков продвижения соответствующей госпрограммы в правительстве, а топливной компании «ТВЭЛ» или какой-либо иной новой структуре. Ведь фокус госкорпорации в редкоземельной промышленности в настоящее время как раз смещен на покупку активов.

Ну а пока Росатом думает, к сфере РЗМ с «атомной стороны» подбираются частные инвесторы. Во-первых, химический холдинг «Акрон» предпринимателя Вячеслава Кантора обратился в суд по интеллектуальным правам с иском к Росатому и входящему в него НИИ. Истец требует признать частично недействительным патент ВНИИХТ на производство редкоземельных элементов. Технология получения концентрата путем переработки апатитов, по данным представителей химического холдинга, была разработана совместно специалистами ВНИИХТ и «Акрона». Патент на извлечение концентрата достался «Акрону», а на переработку вещества – ВНИИХТ. При этом в госкорпорации считают, что «Акрон» прав на изобретение не имеет, так как оно создано на бюджетные деньги.

Очевидно, что отстаивать свои права «Акрон» принялся неспроста, а в связи с намерением заняться бизнесом в сфере РЗМ. С точки зрения выгоды притязания химического холдинга понятны. Содержание оксидов РЗЭ в апатитовом концентрате менее 1 %, однако ежегодно в стране перерабатывается около 7 млн тонн апатита. Использование технологии, патент на которую находится у Росатома, позволило бы удовлетворить почти половину мировой потребности в РЗЭ. Однако решать, кому достанется патент на новую разработку в сфере РЗМ, будет суд.

Во-вторых, АРМЗ допустил к производству концентрата РЗМ из побочных продуктов добычи урана на руднике Далур в Курганской области частного инвестора – компанию «Интермикс Мет». Эта компания инвестировала 35 млн рублей в сооружение соответствующей установки. Новая технология, запущенная на урановом предприятии, позволит в процессе выделения урана из руды получать концентрат сопутствующих редкоземельных металлов. До этого отходы, содержащие такие элементы, как скандий, производство которого в мире исчисляется килограммами, уходили в отвал и никак не использовались Росатомом. Первоначальные инвестиции в создание опытной установки позволят производить 24,5 тонны концентрата в год.

В планах инвестора и основного потребителя продукции – довести к 2023 году объем выработки до 134 тонн в год, что потребует еще около 500 млн рублей вложений. Таким образом, структуры Сергея Махова и Сергея Чака, уже контролирующие ставропольский гидрометаллургический завод, создают полную производственную цепочку, продуктом которой станут сплавы алюминия и редкоземельных металлов, используемые в авиакосмической промышленности, атомной энергетике и металлургии. Вопросы, почему АРМЗ сам не реализовал этот проект, а также на каких условиях «Интермикс Мет» был допущен к руднику Далур, остаются открытыми.

 

СПРАВКА

Российские богатства

Редкие металлы в России.

По данным авторов госпрограммы, минерально-сырьевая база ниобия, тантала и редких земель в России по величине запасов занимает ведущее место в мире. Однако отечественные месторождения существенно уступают зарубежным аналогам по качеству руд, а именно, по содержанию полезных компонентов, а также по технологичности, горнотехническим условиям отработки и доступности.

Теперь по составу отдельных РЗМ в запасах. Разрабатываемых природных источников ренийсодержащего сырья Россия практически не имеет. Сырьевой базой ниобия и тантала является комплексное Ловозерское лопаритовое месторождение (Мурманская область). Это также единственный действующий источник производства коллективных карбонатов РЗМ. Перспективными для добычи ниобия также являются Томторское месторождение (Якутия), Белозиминское (Иркутская область) и Татарское (Красноярский край) месторождения, а по цирконию – Туганское месторождение (Томская область). Возможным сырьевым источником для производства циркониевой продукции может быть находящееся в непосредственной близости к Ловозерскому месторождению Аллуайвское месторождение эвдиалитовых руд.

Запасы молибдена России содержатся в 36 месторождениях. С 2009 года к промышленному освоению готовятся два месторождения: Бугдаинское в Читинской области и Южно-Шамейское. К 2017 году ГМК «Норильский никель» планирует запуск Бугдаинского ГОК. Почти все текущее горное молибденовое производство на данный момент сосредоточено на ООО «Сорский ГОК», действующее на Сорском месторождении в Республике Хакасия и ОАО «Жирекенский ГОК», разрабатывающее одноименное месторождение в Читинской области.

Источником бериллиевого сырья в РФ являются Завитинское и Ермаковское (Республика Бурятия) месторождения, которые разрабатывались Забайкальским ГОКом. Однако сейчас Завитинское месторождение не эксплуатируется, а Ермаковское месторождение законсервировано. По объему запасов лития Россия занимает одно из ведущих мест в мире. Важным источником лития могут быть Этыкинское и Княжевское месторождения. Прогнозные ресурсы оцениваются в 260 тыс. тонн лития, а запасы определены в количестве сотен тысяч тонн. Основным производителем литиевой продукции на российском рынке является НЗХК, который поставляет литий отечественным потребителям и за рубеж.

Одно из крупнейших месторождений сурьмы в России – Булыкта-Солонцовая (Забайкальский край). Для производства циркониевой и гафниевой продукции единственным сырьевым источником является бадделеитовый концентрат Ковдорского железорудного месторождения. Перспективным источником стронциевого сырья в России является апатитовый концентрат Хибинского месторождения в Мурманской области. Германий – один из наиболее ценных материалов в современной полупроводниковой технике. Сырьевой базой для производства германиевой продукции является ряд месторождений германиеносных углей, прежде всего Новиковского на Сахалине, Павловского – в Приморском крае и Тарбагатайского – в Читинской области.

 

 

12.12.2013

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Комментарий эксперта

Комментарий эксперта: 

Putin_RZM

президент РФ:

У нас не только в Свердловской области есть возможность соответствующее производство развернуть, и в Сибири есть такие возможности, и в Карелии даже появляются, причем там интерес есть и у иностранных инвесторов.

 

Справка

ХАРАКТЕРИСТИКА МИРОВОГО РЫНКА РЗМ

По данным Минпромторга, рынок редкоземельных металлов растет быстрыми темпами: за последние 50 лет его объем увеличился в 25 раз – с 5 тыс. тонн до 125 тыс. тонн в год. Основной сферой применения РЗМ является производство магнитов (22 % от всего объема), конструкционных материалов (19 %), катализаторов (18 %), высококачественной оптики и стекла (15 %). Ключевыми потребителями РЗМ являются страны-лидеры мировой экономики – Китай (54 %), Япония и Южная Корея (24 %), страны Европы (в основном Германия и Франция, 13 %), США (8 %).

По разным оценкам, к 2020 году мировые потребности в РЗМ вырастут до 200 – 600 тыс. тонн в год. Чтобы обеспечить растущий спрос, развитые страны – США, Канада, Япония, Южная Корея и другие – вкладываются во всю производственную цепочку РЗМ. Так, американская Molycorp создала глобальный вертикально-интегрированный холдинг путем поглощения компании Silmet – разделительного производства в Силламяэ, Эстония, – в 2011 году и технологического лидера отрасли – канадской Neo Materials – в 2012 году. Япония диверсифицирует поставки путем добычи РЗМ в Казахстане, Индии и Вьетнаме (совместно с местными компаниями). В ноябре 2012 года был запущен завод по производству концентратов РЗМ SARECO – СП «Казатомпрома» и японской Sumitomo. В планах – создание завода по разделению РЗМ и производству магнитов. Южная Корея в лице государственной компании Kores участвует в освоении РЗМ-месторождений в ЮАР. Страны ЕС заключают соглашения о сотрудничестве со странами-производителями РЗМ, в частности, Германия в 2012 году подписала соглашения с Казахстаном и Монголией, а также выделяет банковские гарантии на поставки РЗМ.

 

УДАЧНЫЙ ПАРТНЕР

Более удачного партнера Ростеху сложно было бы найти. Основной владелец группы «ИСТ» – бизнесмен Александр Несис, который в этом году занял 30-е место в рейтинге богатейших людей России Forbes с состоянием $ 3,3 млрд. Но дело не в этом. По данным того же журнала, в конце 1980-х – начале 1990-х годов А. Несис занимался тем, что получал из отходов добычи урана на одном из рудников в Узбекистане редкоземельные металлы и продавал их. И только позже он основал группу «ИСТ», купил контрольный пакет акций Балтийского завода, учредил Номос-банк. В настоящее время в структуру активов, находящихся под управлением группы «ИСТ», входят 100%-ные или крупные пакеты акций таких компаний, как «Полиметалл», «Номос-банк», «Ханты-мансийский банк», ФК «Открытие», «Объединенная Вагонная Компания», включающая Тихвинский вагоностроительный завод и лизинговую компанию RAIL1520.

 

Китай ставит на квоты

Китай, который на протяжении 15 – 20 лет был единоличным поставщиком РЗМ на мировой рынок, с 2006 года ввел квоты на экспорт этой продукции и постепенно сокращал их. Наибольшее сокращение пришлось на 2010 год, что вызвало резкий рост цен на основные редкие металлы. Политика Китая вызвала протесты стран-потребителей РЗМ. И в 2012 году США, Евросоюз и Япония подали возражение в ВТО на действия КНР. В конце октября 2013 года ВТО постановила отменить экспортные квоты на РЗМ в Китае. Впрочем, решение организации, по мнению экспертов, носит символический характер и не окажет существенного влияния на рынок. Во-первых, Китай собирается подавать апелляцию на это решение, тем самым выигрывая время до отмены квот. Во-вторых, как правило, ВТО дает «нарушителю» один-два года на переход к свободной от квот торговле. В-третьих, за время, прошедшее с момента резкого сокращения квот, страны-потребители РЗМ уже ослабили свою зависимость от поставок из Китая, инвестируя в собственное производство редких металлов.

 

Контекст

Аналитика