В России
Две корзины инжиниринга

Росатом продолжает искать оптимальную форму функционирования инжинирингового и проектного комплекса. В гражданском сегменте укрепляет свои позиции НИАЭП, в ЯОКе центром консолидации назначен «Элерон». Эти две организации и поделили недавно между собой питерский «Атомпроект».

В декабре стало известно, что группа компаний ASE, сформированная на базе «Атомстройэкспорта», ­НИАЭПа и московского «Атомэнергопроекта», пополнится санкт-петербургским «Атомпроектом». Питерская компания (бывший СПб АЭП) перешла под управление ASE. Экс-руководитель «Атомпроекта» Сергей Онуфриенко останется в организации на посту первого замгендиректора.
 
«СПб АЭП просто влился в нашу инжиниринговую компанию. Единоличным исполнительным органом этой организации стала компания, а не физическое лицо, — ​пояснил первый замгендиректора Росатома Александр Локшин. — ​Мы долго думали, стоит ли его сохранять как отдельное предприятие; в результате чаша весов все-таки склонилась к объединению всех проектных и инжиниринговых сил по гражданской части в один кулак».
 
«Та часть, которая выполняет гособоронзаказ, и некоторые части, которые работают на ядерно-радиационную безопасность и науку, выделились и присоединились как филиал к еще одной инжиниринговой компании, которую мы создаем в ЯОК на базе „Элерона“», — ​добавил операционный директор Росатома.
 
Формирование инжинирингового центра на базе «Элерона» мы попросили прокомментировать первого замгендиректора Росатома, главу дирекции по ЯОК Ивана Каменских. «Это будет комплексная инжиниринговая компания, которая займется и проектированием, и строительством, и сервисным обслуживанием построенных объектов. То есть будет осуществлять комплексный подход, вплоть до утилизации. Доверить все это отдельным компаниям просто невозможно, — ​пояснил он. — ​Речь идет о стабильной структуре, которая долгие годы будет существовать и сопровождать это хозяйство». Причем сопровождать «Элерону» предстоит объекты не только ЯОК, но и Минобороны, БУИ и ЯРБ, добавил наш собеседник.
 
В объединенной компании «Атомпроект» работы, относящиеся к гостайне и гособоронзаказу, выполнялись в основном на площадке филиала — ​ВНИПИЭТа. По нашей информации, ВНИПИЭТ сорвал сроки выполнения проектных работ по гособоронзаказу, что и послужило катализатором решения о разделении объединенной компании. «Элерон», напротив, на хорошем счету у руководства Росатома. Недавно компания была назначена интегратором в сфере поставки систем безопасности, а в ходе декабрьских дней информирования глава госкорпорации Сергей Кириенко похвалил ее за экономию на закупках при реализации заказа Минобороны.
 
Формирование инжиниринговой компании на базе «Элерона» идет уже вовсю. Около 500 сотрудников из объединенной компании «Атомпроект» (общая численность персонала превышала 3 тыс. человек) с 1 января переведены на работу в «Элерон». Та же судьба постигла, по нашим данным, и сотрудников уральского филиала ГСПИ — ​порядка 300 человек. Помимо коллективов этих двух организаций, в инжиниринговую компанию на базе «Элерона» войдет также подрядная организация, реализующая проекты на «Маяке». Росатом рассчитывает, что все технические вопросы по формированию этой инжиниринговой компании будут утрясены до конца года.
 
Оптимизацию инжинирингового проектного комплекса Росатом ведет уже несколько лет. «Вопрос формирования эффективного инжинирингового дивизиона — это вопрос жизнеспособности российской атомной отрасли», — любил подчеркивать генеральный директор Росатома Сергей Кириенко. Первым шагом можно считать передачу в 2011 году ЗАО «Атомстройэкспорт», отвечавшего за зарубежные стройки, в управление нижегородскому «Атомэнергопроекту» (­НИАЭП). Подряды же на строительство АЭС внутри страны были распределены между тремя проектными институтами, которые претендовали на статус инжиниринговой компании: НИАЭПом, а также московским и санкт-петербургским «Атомэнергопроектами». Каждому из них доверили по объекту: ­МосАЭП был ответственным за сооружение 6-го и 7-го блоков Нововоронежской АЭС по собственному проекту; СПб АЭП — ​за 5-й и 6-й блоки Ленинградской АЭС; а НИАЭП достраивал блоки Ростовской и Калининской АЭС.
 
Московский и питерский «Атомэнергопроекты» со своими задачами не справились: сооружение новых блоков НВАЭС отстает от графика более чем на год, СПб АЭС был отстранен от стройки из-за инцидента (сейчас проект ведет уже четвертый по счету генподрядчик — ​концерн «Титан‑2»). При этом НИАЭП справлялся с достройкой с опережением графика и экономией средств. С. Кириенко летом 2014 года предупреждал, что в будущем более эффективные компании могут поглотить менее эффективные — ​по этой логике и происходила дальнейшая трансформация сектора.
 
Осенью того же года МосАЭП был передан в управление НИАЭПу. СПб АЭП, пережив слияние с ­ВНИПИЭТом и получив новый бренд — ​«Атомпроект», сфокусировался исключительно на проектировании. В портфеле организации были такие объекты, как АЭС «Ханхикиви», реактор МБИР и проект «Прорыв». При этом на фоне стремления Росатома к снижению стоимости проектирования в адрес «Атомпроекта» звучала критика из-за слишком дорогих проектов. 
 
В проектном комплексе формируется конкурентоспособность атомных проектов, закладываются технические решения, которые определяют стоимость. При том что услуги по проектированию составляют лишь 4–5 % инвестиционных расходов на строительство АЭС, 80 – 90 % стоимости проекта определяется именно на этом этапе. Чтобы организации комплекса были заинтересованы в снижении стоимости проектируемого объекта, Росатом запустил систему мотивации. Теперь вознаграждение проектировщиков напрямую зависит от того, какие резервы для сокращения стоимости им удалось найти.
 
25.03.2016

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Новости