В России
Изотопы в комплексе

Россия — один из крупнейших в мире производителей и поставщиков изотопов; 90 % объема этой продукции выпускают предприятия Росатома. Сегодня в структуре поставок доминирует сырьевая продукция; вместе с тем недавно принятая госкорпорацией стратегия развития изотопного бизнеса предполагает некоторые изменения. Мы попытались разобраться в особенностях мирового изотопного рынка и перспективах предприятий Росатома на нем.

В России основные предприятия, выпускавшие как стабильные, так и радиоактивные изотопы, были построены в 1950–1960-х годах. Главными потребителями их продукции были предприятия ВПК, медики, энергетики, металлурги; использовались изотопы и для фундаментальных научных исследований. Экспорт изотопной продукции составлял небольшую статью бюджета СССР — в конце 1980-х годов доход от него достигал около $ 10 млн в год.
 
В начале 1990-х годов отечественная промышленность практически прекратила закупать у производителей изотопов их продукцию. В то время для российских предприятий открылись широкие экспортные возможности, и они сумели приспособиться к новым рыночным условиям.
 
Определило эти условия бурное развитие ядерной медицины, в частности изотопной диагностики — точной, надежной, позволяющей обнаруживать многие заболевания на ранних стадиях. Сегодня основная доля международного изотопного рынка приходится на медицину.
 

Производственные ­возможности

Сегодня в контуре госкорпорации «Росатом» свыше 10 предприятий обладают мощностями, позволяющими выпускать широкую номенклатуру изотопной продукции: как радиоактивные, так и стабильные изотопы.
 
Основной объем производства радиоактивных изотопов сосредоточен на таких предприятиях, как ПО «Маяк», НИИАР, обнинский филиал НИФХИ им. Л. Я. Карпова, ФЭИ, ИРМ, и других.
 
Сразу два предприятия в контуре Росатома производят молибден‑99 — важнейший радиоизотоп для ядерной медицины: ГНЦ ­НИИАР и обнинский филиал НИФХИ им. Л. Я. Карпова. Оба предприятия обладают обширной научно-технической базой и производственными возможностями, которые позволяют полностью покрывать потребности внутреннего рынка, а также выпускать продукцию на экспорт.
 
Производственные возможности изотопного комплекса димитровградского НИИАРа впечатляют: шесть исследовательских и опытных ядерных реакторов, защитное оборудование для радиохимической переработки облученных материалов и выделения целевых нуклидов, установки для изготовления закрытых источников излучения, лабораторное исследовательское оборудование. В 2010 году на базе НИИАРа началась реализация президентского проекта по созданию промышленного производства 99Мо. «Первая очередь линии мощностью 250–300 кюри в неделю открыта в 2012 году, вторая — мощностью 500–600 кюри — в 2013 году, — рассказывает директор радионуклидного направления ­НИИАРа Юрий Топоров. — Сейчас мы выходим на плановую производительность, она будет увеличиваться в зависимости от спроса». Кроме того, для медицинских целей НИИАР выпускает 131I, высокоактивные источники на основе 60Со и другую важную продукцию. Помимо этого, ­НИИАР является одним из крупнейших производителей радиоизотопной продукции для различных отраслей промышленности. Так, например, это единственное в мире предприятие, которое производит источники ионизирующего излучения (ИИИ) на основе 75Se, и один из немногих производителей ИИИ на основе 192Ir и трансурановых элементов.
 
 
Говоря об обнинском филиале ­НИФХИ им. Л. Я. Карпова, стоит отметить, что наряду с наработкой 99Мо предприятие выпускает также готовую продукцию медицинского назначения — радиофармпрепараты на основе йода‑131, самария‑153, углерода‑14 и генераторы технеция‑99m. В современной ядерной медицине более 80 % диагностических процедур проводится с использованием 99mТс — дочернего изотопа 99Мо. Радиофармпрепараты на основе пертехнетата натрия с 99mTc используются для сцинтиграфии головного мозга, щитовидной и слюнных желез, радионуклидной ангиокардиографии и вентрикулографии, а также для селективного осмотра печени, легких, костей, почек и так далее.
 
В Обнинске также расположены мощности еще одного производителя радиоизотопной продукции — ГНЦ РФ ФЭИ. На предприятии работают производственные участки по выпуску радиоизотопов, источников излучения, генераторных систем и радиофармпрепаратов, горячие камеры, а также лаборатории радиоизотопов, контроля качества радиофармпрепаратов, изделий медицинской техники и радиоизотопной продукции технического назначения, фармацевтических препаратов и чистых нуклидов. Институт производит около 30 наименований радиоизотопной продукции. Это изделия медицинской техники, источники ионизирующих излучений и просто радиоактивные изотопы в виде сырья.
 
Свое будущее как производителя радиоизотопной продукции ФЭИ связывает прежде всего с генераторами рения‑188 — он нужен для получения стерильного апирогенного перрената натрия (элюата), который используется в терапии онкологических заболеваний. Линия производства этого оборудования в ближайшее время будет переоборудована под стандарт GMP (Good Manufacturing Practice — надлежащая производственная практика — система норм, правил и указаний в отношении производства лекарственных средств и медицинских устройств). Подробнее о планах развития ФЭИ читайте в интервью начальника научно-производственного комплекса изотопов и радиофармпрепаратов Николая Нерозина на с. 20.
 
Крупнейший производитель изотопной продукции в нашей стране — ПО «Маяк». Продукция завода радиоактивных изотопов составляет более 50 % от общего объема изотопной продукции, выпускаемой в России, и около 30 % мирового производства по ряду важнейших позиций. ПО «Маяк» занимает лидирующие позиции на мировом рынке по производству источников гамма-излучения на основе цезия‑137 (используется в гамма-дефектоскопии, измерительной технике, в радиотерапии для лечения злокачественных опухолей, а также для радиационной стерилизации пищевых продуктов и пр.), источников быстрых нейтронов на основе америция‑241 (нужен для изготовления детекторов) и источников на основе кобальта‑60 (востребован в сфере стерилизации пищевых продуктов, медицинских инструментов и материалов, гамма-дефектоскопии, радиохирургии). Около 75 % продукции ПО «Маяк» поставляется на экспорт более чем в 20 стран мира. Интересно, что завод производит и транспортные упаковочные комплекты для перевозки изотопной продукции по России и за рубеж.
 
«Производство источников на заводе сосредоточено на десяти технологических цепочках, которые состоят из специальных камер (боксов, вытяжных шкафов) с оборудованием, приборами и системами жизнеобеспечения. Цикл производства начинается с обращения с исходным радиоактивным сырьем, включает все стадии изготовления и контроля источников и заканчивается их загрузкой в контейнеры для последующей отправки заказчику», — сообщили на «Маяке».
 
Предприятие постоянно расширяет номенклатуру изотопной продукции. В 2014 году «Маяком» осуществлены поставки криптона с обогащением по изотопу криптон‑85 до 30 %. Организовано производство иридия‑192 с удельной активностью свыше 450 кюри/г.
 
ПО «Маяк» — одно из немногих предприятий в России, уже имеющих опыт производства готовой продукции, которая впоследствии поставляется конечному потребителю, в том числе и за рубежом. Так, источники ионизирующего излучения на основе 60Со российского дизайна (ГИК-А6) поставляются в центры облучения по всему миру. В то же время предприятие связывает свое развитие и с отечественным рынком. «Являясь крупнейшим в стране производителем источников ионизирующего излучения, ПО „Маяк“ заинтересовано в развитии использования радиационных технологий в Российской Федерации», — отмечают на предприятии.
 
Говоря о производителях изотопной продукции Росатома, нельзя не отметить ИРМ. Предприятие обладает мощной производственной базой: это исследовательский реактор ИВВ‑2М для наработки изотопного сырья, горячие камеры, радиохимическое оборудование, участок по изготовлению облучательных устройств. «На сегодняшний день в структуре нашей производственной деятельности порядка 40 % радиоизотопной продукции выпускается для нужд промышленности, в том числе 192Ir для источников гамма-излучения, применяемых в дефектоскопии», — сообщил заместитель директора отделения радиационных технологий, начальник лаборатории Арсен Джанелидзе.
 
Кроме того, предприятие выпускает продукцию для нужд ядерной медицины и фармацевтической промышленности. «Причем в последнее время наблюдается устойчивая тенденция роста производства в данном сегменте. Важным направлением деятельности в области ядерной медицины является производство радиоизотопа цезий‑131. Оптимальное сочетание периода полураспада и энергии излучения делают цезий‑131 перспективным изотопом для брахитерапии злокачественных заболеваний простаты, легкого, мозга, молочной железы, — говорит А. Джанелидзе. — Введение его в клиническую практику рассматривается как одно из наиболее значимых достижений в брахитерапии за последние 20 лет. Для удовлетворения спроса в ИРМе была разработана и внедрена технология производства особо чистого цезия‑131 в промышленных масштабах».
 
Также в институте освоили производство углерода‑14 и сложных органических соединений на его основе — заказчики используют их для синтеза активных фармацевтических ингредиентов с целью тестирования новых фармпрепаратов.
 
В планах ИРМа — наладить производство радиофармпрепаратов на основе лютеция‑177 для терапии онкологических заболеваний, иридия‑192 для брахитерапии. Однако эти планы могут быть реализованы только при условии инвестиций в развитие производственной базы.
 
Отдельно стоит отметить деятельность по выпуску изотопной продукции Ленинградской АЭС. Специалисты станции успешно освоили производство целого ряда изотопов промышленного и медицинского назначения, включая сырьевой 60Со, а также 90Мо, который поставляется в Радиевый институт им. В. Г. Хлопина для производства 99mТс. В свою очередь, Радиевый институт осуществляет производство 99mТс в виде пертехнетата (раствора для инъекций), а также 123I и радиофармпрепаратов на его основе.
 
Кроме того, Росатом обладает большими компетенциями в сфере производства стабильных изотопов. Лидером в производстве данного вида продукции по праву считается ПО «Электрохимический завод» (ЭХЗ), которое использует газоцентрифужный метод разделения изотопов. Предприятие имеет огромные производственные возможности и выпускает широкий ассортимент продукции, что особенно важно для международных научных проектов, для реализации каждого из которых требуется по несколько сотен килограммов стабильных изотопов. В настоящее время ЭХЗ производит более 100 изотопов 19 химических элементов.
 
Входящий в контур Росатома комбинат «Электрохимприбор» (ЭХП) — единственный в мире производитель стабильных изотопов, использующий электромагнитный метод производства. Данная технология наиболее энергозатратна, однако это единственно возможный способ производства стабильных изотопов 20 химических элементов (их нельзя произвести с использованием газоцентрифужной технологии). В настоящее время ЭХП производит 210 изотопов 47 химических элементов.
 
Производством стабильных изотопов занимается также Сибирский химический комбинат (СХК). Предприятие использует газоцентрифужную технологию, имеет возможность нарабатывать продукцию с высокой степенью обогащения, но в сравнении с другими производителями объемы производства СХК и номенклатура выпускаемой продукции не столь велики: 51 изотоп девяти химических элементов.
 
Помимо предприятий Росатома в РФ есть и другие производители изотопной продукции: НИЦ «Курчатовский институт», Томский политехнический университет, ЗАО «Циклотрон», институты РАН. Однако на их долю приходится не более 10 % продукции. Для реализации масштабного производственного потенциала Росатома необходимо сформировать хорошо организованную систему дистрибуции.
 
 

Курс на высокие технологии

В этом году была принята новая стратегия развития изотопного комплекса Росатома, в подготовке которой активно участвовало ОАО «Всерегиональное объединение „Изотоп“». Основной акцент в стратегии сделан на трех задачах: поддержание технологического лидерства госкорпорации в выпуске сырьевой изотопной продукции, увеличение доли Росатома в сегменте готовой продукции, а также развитие внутреннего рынка потребления изотопной продукции. Международные поставки изотопной продукции госкорпорации было решено консолидировать в рамках единого оператора — В/О «Изотоп».
 
Российская изотопная продукция востребована во всем мире. Среди партнеров Росатома — крупнейшие игроки мирового изотопного рынка: американская компания QSA Global, канадская MDS Nordion, Eckert & Ziegler, GE, IDB Holland, польская Polatom и другие.
 
«В то же время большинство наших клиентов — не конечные потребители, а такие же участники изотопного бизнеса, — поясняет первый заместитель гендиректора В/О «Изотоп» Алексей Вакуленко. — Так, например, мы продаем иридий компании QSA, которая делает из него источники для дефектоскопов и поставляет предприятиям, оказывающим услуги в сфере неразрушающего контроля. Таким образом, основная добавленная стоимость остается у компаний, выпускающих готовую продукцию и оказывающих сопутствующие услуги».
 
Новая стратегия развития изотопного бизнеса предполагает, что Росатом наряду с поставками сырья будет наращивать долю в сегменте готовой продукции. И прежде всего, в сфере ядерной медицины. «Мы не будем отказываться от поставок молибдена, но наряду с этим будем стремиться поставлять в клиники готовую продукцию: генераторы короткоживущих изотопов, радиофармпрепараты на основе йода‑131, лютеция‑177», — говорит А. Вакуленко.
 

Стандарты и дистрибуция

Для того чтобы стать полноценным игроком на международном рынке готовой изотопной продукции, Росатому мало вложить средства в развитие производственной базы предприятий.
 
«Развитые страны предъявляют очень высокие требования к продукции с точки зрения соответствия международным стандартам качества, — поясняет А. Вакуленко. — Так, чтобы поставлять генераторы радионуклидов и радиофармпрепараты в Европу, производство должно быть организовано по стандарту GMP, при этом сырье, из которого будет произведена готовая продукция, должно иметь сертификат Drug Master File (DMF). Одновременно с вводом современных производств по стандартам GMP должна выстраиваться эффективная система международной дистрибуции. В настоящее время мы пытаемся синхронизировать эти процессы».
 
В обнинском филиале НИФХИ построена современная линия по производству генераторов технеция, но подтвердить ее соответствие стандарту пока не удается. «В этом году приезжала комиссия — немцы и итальянцы. Выдали ряд замечаний. Проблемы небольшие, но устранять их нужно. Пока не получим сертификат GMP, на Европу мы не выйдем», — говорит заместитель директора филиала института Владимир Дуфлот. В НИФХИ надеются, что получение сертификата — дело нескольких месяцев. Потом по стандарту оборудуют линии производства РФП на основе йода и самария.
 
Упаковка генератора технеция для отправки заказчику
 
Выйти на европейский рынок с отечественными генераторами технеция Росатом рассчитывает уже через полтора года. С препаратами на основе йода, лютеция — через два-три года. Чтобы доработать перспективные продукты, производство которых еще только осваивают, потребуется не менее пяти лет. Таким образом, реализация стратегии в части выхода на рынок готовой продукции позволит Росатому к 2030 году занять 9 % мирового изотопного рынка, тем самым увеличив существующую долю в три раза.
 

В ожидании ядерной ­медицины

На российском рынке Росатом абсолютный лидер, и главная задача стратегии развития изотопного комплекса госкорпорации — удержать позиции в условиях, когда в страну приходят зарубежные производители. При этом отечественные производители надеются, что потребителей изотопной продукции в РФ станет больше.
 
«Существенный сдерживающий момент для нашего развития — отсутствие в Российской Федерации нормативно-правовой базы для применения радиационных технологий в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, — отмечают на ПО «Маяк». — Опытные технологии и оборудование для облучения имеются, но применить их на практике нельзя. Необходимо также внести поправки в законы о безопасности пищевых продуктов и продукции сельского хозяйства, внедрить международные стандарты и кодексы, разработать соответствующие российские стандарты».
 
В России рынок потребления изотопов развит очень слабо; это касается прежде всего медицинской отрасли. «Мы работаем сегодня с 200 клиниками. Если сравнить с Америкой, то там одного молибдена‑99 потребляют 5–6 тыс. кюри в неделю, у нас — меньше 100 кюри. То есть в 50 раз отстаем от развитой Америки. В шесть раз — от развивающейся Бразилии», — рассказывает А. Вакуленко.
 
В В/О «Изотоп» надеются, что ядерная медицина будет развиваться активнее. «В последнее время в России был крен в сторону ПЭТ-диагностики, огромные деньги были вложены в строительство ПЭТ-центров. Однако стоимость процедуры на ПЭТ начинается от 35 тысяч рублей, то есть данная процедура не является общедоступной для нашего населения. Процедура ОФЭКТ с применением технеция‑99m обходится в семь раз дешевле. В развитых странах, несмотря на развитие ПЭТ-диагностики, ОФЭКТ тоже активно используется, — говорит А. Вакуленко. — Со своей стороны мы готовы выдвигать предложения по развитию российского рынка ядерной медицины и участвовать в рабочих группах по вопросам реализации профильных ФЦП. Такие задачи предусмотрены стратегией развития изотопного комплекса Росатома».

 


 

Вопросы эксперту

Николай НЕРОЗИН, 
начальник научно-производственного комплекса изотопов и радиофармпрепаратов ФЭИ:
 
— В каком объеме ФЭИ производит сегодня радиоизотопную продукцию и по какой цене продает?
 
— Объем производства зависит от ряда факторов, таких, как спрос на рынке, наши возможности и так далее. К примеру, производство урана‑234 в несколько раз превосходит спрос на него на рынке, в то время как спрос на актиний‑225 превосходит предложения, нет достаточных производственных мощностей. Еще один пример. Участок по производству генераторов рения‑188 загружен менее чем на 10 % его возможной производительности. При появлении на рынке РФП для этого генератора спрос не него резко возрастет не только в России, но и за рубежом. Что касается ценовой политики, то здесь задача еще более многофакторная, которая зависит от количества товара на поставку, его качества, спроса, заказчика и многого другого.
 
— А как востребован генератор рения‑188?
 
— На сегодняшний день генератор рения востребован мало, в основном заказывается для исследовательских целей. Однако мы считаем, что у него большое будущее. В настоящее время идут клинические испытания нескольких отечественных РФП с рением‑188, и после их регистрации спрос на генератор возрастет. Это будет первый терапевтический генератор. Если у генератора технеция срок годности две недели, то у генератора рения — до полугода, в зависимости от активности. Сейчас В/О «Изотоп» послало в Индию пробный генератор рения. Он был протестирован, показал хорошие результаты по качеству и удовлетворил заказчиков по цене. Возможности производства генераторов рения‑188 ограничены только количеством нарабатываемого материнского изотопа, вольфрама‑188, который мы приобретаем у коллег из НИИАРа.
 
— Каков спрос на офтальмоаппликаторы, выпускаемые ГНЦ РФ «ФЭИ»?
 
— Офтальмоаппликаторы — это штучный товар, мы изготавливаем их под заказ. Несколько российских клиник постоянно заказывают их через В/О «Изотоп». Не сказать, чтобы данный вид продукции приносил нам большую прибыль, но этот продукт востребован и очень нужен для лечения онкозаболеваний глаз не только у взрослых, но и у совсем маленьких пациентов. Сейчас мы прорабатываем проект по расширению номенклатуры и типоразмеров офтальмоаппликаторов.
 
— Помимо рутения, переход на йод и стронций — чем это вызвано?
 
— Пожелание медиков, с которыми у нас очень тесные контакты. На международной конференции офтальмологов, которая недавно проходила в Москве, состоялась беседа с представителями компании «Бэбик», основного производителя офтальмоаппликаторов за рубежом. Они не производят офтальмоаппликаторы со стронцием‑90, но выразили желание подключиться к проекту по их созданию.
 
— На мировом рынке «Бэбик» доминирует?
 
— Да, на мировом рынке это пока единственный поставщик, насколько мне известно. На конференции иностранцы, подходившие к нашему стенду, были несколько удивлены тем, что в России производятся офтальмоаппликаторы. Был явный интерес к нашей продукции, и уже поступили запросы в В/О «Изотоп» из ряда зарубежных стран. Так что мы надеемся на некоторую нишу мирового рынка в будущем. Тем более что наши офтальмоаппликаторы дешевле и имеют ряд преимуществ. Во-первых, они легче. Представьте, аппликатор пришивается к глазу и находится там несколько дней. Пациенту комфортнее, когда нагрузка на глаз меньше. Зарубежные офтальмоаппликаторы полностью серебряные, несколько толще наших и почти в два раза тяжелее. Еще одно преимущество: мы делаем источники каждой клинике под заказ, т. е. каждый тип офтальмоаппликатора может отличаться, например, длинной ушек, которые служат для пришивания его к глазу, расстоянием между ушками, конфигурацией ушек (плоские или из проволоки). Все эти мелочи помогают врачам более комфортно проводить лечение пациентов.
 
— Планируется ли производство новых видов продукции?
 
— Если мы остановимся на том, что есть, то мы не выживем. Поэтому мы постоянно работаем над созданием проектов по новым производствам востребованной высокотехнологичной радиоизотопной продукции. ФЭИ подготовил перечень проектов, которые, по нашему мнению, внесут существенный вклад в развитие изотопного бизнеса Росатома, позволят увеличить выручку и долю российской изотопной продукции на мировом рынке.
 
В первую очередь, это проект, направленный на увеличение производства микроисточников для брахитерапии. В настоящее время более 10 000 россиян нуждаются в этой операции, и участок по производству необходимой продукции, который создан сейчас в ФЭИ, не сможет удовлетворить всех нуждающихся. Нужен совершенно другой уровень производства, который предполагает создание оборудования для автоматических линий. На разработку такого оборудования и создание высокопроизводительного производства и направлен представленный проект.
 
Если этот проект не требует НИР, то следующий предполагает инновационную составляющую. Это проект разработки технологии и организации производства альфа-излучателей. В последнее время, с ростом числа онкологических заболеваний, активно ведутся поиск и исследование радионуклидов, которые обладали бы оптимальными терапевтическими свойствами, такими, как высокая линейная передача энергии и малая длина пробега частицы. Этими свойствами обладают альфа-излучатели — в большей мере по сравнению с бета-излучателями. Проведенные в различных странах исследования показали, что альфа-излучатели можно успешно применять для лечения микрометастазов в начальной стадии развития, лейкемии, рака легких и т. д. Два наиболее перспективных по своим ядерно-химическим свойствам альфа-излучающих нуклида — актиний‑225 и продукт его распада висмут‑213. В развитых странах сейчас интенсивно ведутся исследования, направленные на разработку медицинских препаратов на основе этих изотопов; некоторые препараты уже проходят клинические испытания. С приходом в практическую медицину альфа-излучающих радионуклидов ядерная медицина перейдет на совершенно иной уровень борьбы с онкологическими и другими заболеваниями — молекулярный, который во много раз эффективнее существующих методов лечения и не ведет к повреждению здоровых тканей, так как воздействует исключительно на пораженные клетки. В настоящее время потребность в актинии‑225 в 10 раз превышает его наличие, и этот дефицит из года в год будет увеличиваться. Проект довольно-таки амбициозный, который не только позволит ликвидировать существующий дефицит, но и даст российским производителям возможность контролировать рынок этого продукта.
 
— Есть ли у радиоизотопного комплекса ФЭИ какие-либо проблемы?
 
— В области радиоизотопной продукции мы работаем почти 30 лет, за это время накоплен огромный опыт создания изотопных производств, поэтому любые научные и производственные задачи в этой области — самостоятельно или совместно с другими институтами — мы готовы решить. Для этого у нас есть соответствующая инфраструктура, опытные специалисты: радиохимики, конструкторы, оборудование для работы с большими активностями, создана система обеспечения качества выпускаемой продукции. Единственное, что можно было бы квалифицировать как проблему, это необходимость пробивать финансирование проектов и доказывать их практическую и социальную значимость, а все из-за того, что нет единой утвержденной программы развития ядерной медицины в России.
 
— Теперь хотелось бы услышать об экспортных перспективах вашей продукции.
 
— Более 80 % нашей продукции идет за рубеж. В основном покупают сырье и полуфабрикаты. Это характерно для европейского и североамериканского рынков. С высокотехнологичным конечным продуктом нас там не ждут. Другое дело — страны Юго-Восточной Азии. Здесь мы еще можем выйти на рынок с конечным продуктом. Генеральный директор Росатома Сергей Кириенко давно поставил задачу — пора прекращать поставки полупродуктов. Нужно переходить к экспорту высокотехнологичной конечной продукции. Но для этого нужны деньги. Тем не менее, подвижки есть. В настоящее время мы прекратили поставки 241Аm зарубежным компаниям и переходим к производству нейтронных источников на его основе. Вскоре будем поставлять уже не сырье, а высокотехнологичный продукт. Какой бы сложной ни была процедура выхода на европейский рынок с конечной продукцией, мы все-таки пытаемся выйти на него со своими генераторами технеция‑99m. Длительные переговоры с нашими немецкими коллегами из Тюрингии привели к тому, что они получили от нас пробный вариант генератора технеция‑99m и готовы у нас их приобретать. Но ставят условие: мы должны завершить реконструкцию по всем правилам GMP участка генераторных систем. Каждый шаг производства должен быть зафиксирован и соответствующим образом оформлен. Это очень сложная для нас задача, но мы надеемся справиться с ней в ближайшее время при всесторонней поддержке нашей управляющей компании АО «НиИ» и торгового дома Росатома «В/О „Изотоп“».

Ольга ГАНЖУР

01.10.2015

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Справка

Применение изотопов

Изотопы могут быть как стабильные, так и нестабильные — радиоактивные, ядра которых подвержены самопроизвольному (спонтанному) превращению в другие ядра с испусканием различных частиц — так называемым процессам распада. К радиоактивным превращениям относятся альфа-распад с испусканием альфа-частицы, все типы бета-распада, спонтанное деление ядер и ряд других типов распада. При этом радиоактивный распад часто сопровождается гамма-излучением, испускаемым в результате переходов между различными состояниями одного и того же ядра. Стабильные изотопы активно применяются для производства радиоактивных изотопов, которые впоследствии находят свое применение в медицине, промышленности и науке. В частности, в медицине они используются для производства радиофармпрепаратов, в промышленности — в ядерно-физической аппаратуре для изготовления счетчиков нейтронов, что позволяет увеличить эффективность счета более чем в пять раз, в ядерной энергетике — как замедлители и поглотители нейтронов, а также в других сферах. В науке — для изучения двойного бета-распада, а также темной материи. Радиоактивные изотопы применяются в медицине как для диагностики, так и для терапии, а также для стерилизации медицинских инструментов. В промышленности с их помощью проводят контроль износа металлических деталей, исследуют их внутреннюю структуру для определения дефектов, обеззараживают продукты питания. Гамма-излучение радиоактивных изотопов используется для борьбы с вредными насекомыми и консервации пищевых продуктов. Все более широкое применение получают радиоактивные изотопы в сельском хозяйстве. Облучение семян растений небольшими дозами гамма-лучей от радиоактивных препаратов приводит к заметному повышению урожайности. С помощью радиоактивного углерода археологи могут узнать возраст египетских мумий и вообще любых органических останков. В африканских странах радиоизотопы используют для изучения мухи цеце и эффективных мер контроля, препятствующих широкому распространению трипаносомоза (сонной болезни), который это насекомое переносит.

Аналитика