В мире
Наследие диктатуры

Атомная энергетика Испании создавалась по-диктаторски решительно и развивалась по-латински импульсивно. Некогда полуаграрная страна вдруг за какие-то полтора десятилетия принялась строить 14 ядерных блоков и сама научилась делать реакторы. Потом едва не бросила начатое, но одумалась.

В середине прошлого столетия Испания по уровню экономического развития существенно уступала передовым странам Европы. Это касалось и энергетики. Когда в 1960-х годах в Испании началось интенсивное строительство новых генерирующих мощностей, она по обеспеченности электроэнергией заметно отставала от среднеевропейского уровня.
 
За последние несколько десятилетий установленная мощность и выработка электричества на душу населения значительно возросли: с 1970 года население Испании увеличилось в 1,4 раза, а генерирующие мощности — почти в шесть раз (с 18 ГВт до ~108 ГВт в 2015 году; из них около 103 ГВт — на Пиренейском полуострове). Особенно стремительный рост электроэнергетики наблюдался в прошлом десятилетии, когда установленная мощность станций Испании выросла почти на 90 % за счет строительства парогазовых установок и ВИЭ. В результате Испания по мощности генерации опередила Великобританию, экономика которой превосходит испанскую на 60–70 %, а население — на ~35 %; генерирующие мощности Германии только на ~60 % превышают испанские, тогда как население — на ~70 %, а экономика — на ~140 %. Учитывая сопоставимые с названными государствами показатели энергоэффективности, потерь в сетях и тому подобное, Испания по обеспеченности генерацией значительно превзошла среднеевропейский уровень. Достаточно сказать, что установленная мощность электростанций в материковой Испании превышает максимальную за год пиковую нагрузку в 2,5 раза — редкая по мировым меркам пропорция.
 
При таком избытке мощностей в отношении надежности энергоснабжения структура испанской генерации также более оптимальна и сбалансированна, чем у Великобритании, Германии и ряда других развитых европейских государств. Хотя для Испании характерен высокий удельный вес распределенных возобновляемых источников электроэнергии, эффективность использования их установленной мощности значительно выше, чем средние показатели этого сектора в большинстве других стран мира. На распределенные ВИЭ (не считая ГЭС мощнее 50 МВт) приходится ~27 % выработки (72,4 млрд кВт·ч в 2015 году) и ~30 % мощности (33 ГВт). Это больше любого другого компонента баланса генерации, включая атомные станции (19–21 % выработки, <8 % мощности). Особенно выделяются ветровые и солнечные генераторы: по их совокупной доле в установленной мощности (~28 % в 2015 году) Испания относится к мировым лидерам.
 
Впрочем, есть у испанского электрического сектора и слабые места. К ним относится, например, высокая зависимость от импорта энергоносителей: королевство ввозит 100 % урана вместе с услугами по конверсии и обогащению, почти 100 % газа и порядка 75 % энергетического угля, импорт которого с годами рос. Перечисленные первичные энергоносители обеспечивают 60–65 % фактической выработки электроэнергии в Испании, остальное приходится на возобновляемые источники, включая крупные и средние ГЭС.
 
Однако более серьезной проблемой испанской электроэнергетики стал значительный тарифный небаланс, обусловленный прежде всего чрезмерным субсидированием распределенных ВИЭ, а также отчасти когенерации и сетевой инфраструктуры, которое осуществлялось с начала 2000-х годов на фоне сдерживания тарифов. В 2012–2013 годах власти приняли радикальные меры, которые, по их расчетам, позволят ликвидировать небаланс к концу 2020-х годов. Они включают: сокращение размера и ужесточение условий дальнейшего субсидирования ВИЭ и ряда других секторов электроэнергетики; введение налога на выработку электричества (7 % для большинства энергоисточников, 22 % для ГЭС); продолжение либерализации рынка электроэнергии и другие. Одним из нововведений, затронувших атомную отрасль, стало установление двух налогов на ядерную генерацию: на отработанное ядерное топливо, выгруженное из реактора (в размере 2190 евро за 1 кг тяжелого металла), и на планируемое централизованное хранение ОЯТ и ВАО (70 евро за 1 кг т. м. или 30 000 евро за 1м³ ВАО). Эти налоги в совокупности могут составить 40–50 млн евро в расчете на 1 ГВт установленной мощности действующих АЭС в год.
 

 

Запятнанная история

Почти вся действующая атомная энергетика Испании зародилась во время диктаторского режима Франсиско Франко. Режим, установленный в 1939 году после гражданской войны, имел много противников внутри страны, да и за ее пределами не устраивал в полной мере никого. Однако это не помешало ему просуществовать до середины 1970-х годов.
 
Еще в начале своего пути франкистская Испания взяла курс на нейтралитет и автаркию, что способствовало длительной политической и экономической полуизоляции этого государства. Отгороженность от мира, наряду с последствиями двух войн (гражданской и Второй мировой, негативно сказавшейся на экономике страны, хотя она официально и не участвовала в боевых действиях), привела к значительному отставанию в экономическом развитии Испании в первые два десятилетия существования диктатуры.
 
Во второй половине 1950-х годов Мадрид взял новый экономический курс, который предусматривал, в частности, бóльшую открытость миру, диверсификацию экономики и наращивание энергетического потенциала. В последующие полтора десятилетия Испания стабильно входила в число мировых лидеров по темпам экономического роста, наряду с Японией и Германией. В результате в 1960–70-х годах ВВП Испании увеличился более чем в 10 раз. Именно в тот период стал осуществляться план создания атомной энергетики, призванной обеспечить стремительно растущее энергопотребление, не увеличивая зависимость от импорта энергоносителей. Как показал нефтяной кризис 1973 года, решение о создании ядерного звена энергетики было правильным, оно внесло свою лепту в экономическое развитие Испании.
 
Реализация ядерной программы началась в середине 1960-х годов с почти синхронного внедрения сразу трех типов реакторных технологий: с водой под давлением, кипящей и газографитовой. В 1964–1968 годах началось строительство трех атомных станций, использующих эти технологии, в разных частях страны: АЭС «Хосе-Кабрера» (она же «Сорита») с реактором PWR — недалеко от столицы страны, в регионе (так называемом автономном сообществе) Кастилия —Ла-Манча; АЭС «Санта-Мария де Гаронья» с реактором BWR — в Кастилии и Леоне, около границы со Страной Басков; АЭС «Бандельос» с газоохлаждаемым реактором — в Каталонии. По одному блоку на каждой из этих площадок вошли в строй в 1969–1972 годах.
 
АЭС «Бандельос-2»
 
В то время уровень развития науки и промышленности в Испании был недостаточен для создания собственных реакторных технологий, которое могли себе позволить некоторые другие неядерные державы, такие как Канада, Япония, Швеция, Германия, Италия. Атомная энергетика Испании с самого начала опиралась исключительно на зарубежные, преимущественно американские технологии, что предопределило ее современный облик: все строившиеся в этой стране энергетические реакторы, кроме двух, поставлены компаниями США (а именно Westinghouse и General Electric). Такой выбор был обусловлен, в частности, некоторым сближением с начала 1950-х годов франкистского режима с Вашингтоном: не будучи до 1982 года страной НАТО, Испания согласилась разместить на своей территории американские военные базы с ядерным оружием в обмен на признание и ощутимую по тем временам экономическую помощь.
 
В 1950-х годах Испания получила дипломатическое признание не только США, но и ряда других государств и с некоторыми из них выстроила конструктивные экономические отношения. Это позволило «разбавить» американскую технологическую монополию еще в период правления Франко: на атомной станции «Бандельос» был внедрен французский газоохлаждаемый реактор, аналогичный построенному на АЭС «Сен-Лоран» во Франции. Примечательно, что этот тип реактора возник из конструкции, разработанной во Франции (и независимо от нее еще раньше — в Великобритании) для наработки оружейных материалов. Однако нет оснований утверждать, что во франкистской Испании осуществлялась программа создания ядерного оружия. Режим, неоднократно доказавший свою внешнеполитическую гибкость, очевидно, сознавал, что минусы от такого шага значительно перевесят плюсы.
 
В начале 1970-х годов продолжилось интенсивное развитие ядерной генерации: в 1973–1975 годах началось сооружение еще четырех атомных станций: АЭС «Альмарас» с двумя блоками PWR —в регионе Эстремадура; «Аско» с парой PWR — в Каталонии; «Кофрентес» с блоком BWR — в Валенсии; «Лемонис» с двумя PWR — в Стране Басков. В 1979–80 годах были заложены: АЭС «Трильо» с реактором PWR — в Кастилии — Ла-Манче, к востоку от Мадрида (единственный в стране неамериканский легководный реактор немецкой конструкции Siemens/KWU); АЭС «Вальдекабальерос» с двумя BWR — в Эстремадуре; второй блок PWR — на упомянутой АЭС «Бандельос».
 
Однако с ликвидацией режима Франко (после его смерти в 1975 году) осуществление ряда проектов затормозилось. В 1983 году, после прихода к власти оппозиционных сил — противников развития ядерной энергетики, некоторые из названных строек были официально приостановлены, в том числе прекращены сооружение атомных станций в Стране Басков и Эстремадуре, реализация планов строительства второго блока АЭС «Трильо» и еще пяти новых атомных станций. В 1994 году замороженные проекты были окончательно отменены. В итоге так и не были приняты в эксплуатацию практически завершенная АЭС «Лемонис» и построенная более чем наполовину АЭС «Вальдекабальерос», для которой уже изготовили и отчасти смонтировали основное оборудование. В новых условиях демократии Мадрид не справился с нарастающей антиядерной оппозицией, включая экстремистские акции противодействия проекту АЭС «Лемонис» со стороны подпольной баскской сепаратистской организации ЭТА.
 
Впрочем, значительная часть уже начатых строек была доведена до конца: в 1983–1988 годах приняты в эксплуатацию атомные станции «Альмарас», «Аско», «Кофентес», «Трильо» и второй блок АЭС «Бандельос».
Таким образом, все действующие сегодня АЭС Испании, за исключением одноблочной «Трильо», начали строиться (и некоторые приступили к работе) во времена диктатуры.

 

Безупречная современность

За весь период развития атомной энергетики в Испании действовало 10 ядерных энергоблоков мощностью 8,2 ГВт нетто, размещенных на семи площадках. К настоящему времени остались в работе семь блоков фактической установленной мощностью 7,1 ГВт нетто на пяти площадках. Эксплуатация трех старейших блоков, пущенных до начала 1970-х годов, прекратилась. При этом АЭС «Хосе-Кабрера» и первый блок АЭС «Бандельос» остановлены окончательно, а дальнейшая судьба АЭС «Гаронья» еще решается.
 
К особенностям современной испанской атомной энергетики относится сравнительная новизна находящихся в работе мощностей: все блоки эксплуатируются около 30 лет (не считая простаивающей «Гароньи»). В отличие от многих других стран, в которых сохранились энергоблоки средней и даже малой мощности, действующая атомная энергетика Испании представлена исключительно энергоустановками гигаваттного класса.
 
Проектные сроки эксплуатации действующих энергоблоков составляют 40 лет, что свойственно американским конструкциям. Однако, в отличие от США, в Испании разрешение на эксплуатацию принято продлевать каждые 10 лет, при условии выполнения требований надзорных органов, учитывающих поправки к нормам безопасности, изменения, внесенные в конструкцию блоков, и так далее. Для продления необходимо заручиться согласием надзорного органа по ядерной безопасности CSN, с учетом заключения которого Министерство промышленности, энергетики и туризма (МПЭТ) выносит решение о продлении или приостановке лицензии. К настоящему времени для всех семи действующих ядерных энергоблоков разрешения на эксплуатацию продлены до 2020–2024 годов.
 
Испания относится к числу стран, в которых осуществляется значительное повышение мощности АЭС. Суммарный прирост производительности находящихся в эксплуатации блоков, полученный за счет их поэтапной модернизации, составил к настоящему времени 10,1 % и эквивалентен вводу в эксплуатацию нового энергоблока мощностью без малого 700 МВт. На пяти из семи действующих блоков прирост находится в диапазоне 12,0–13,3 %. Запланировано дальнейшее повышение суммарной мощности АЭС Испании на ~2 %.
 
Государство, помимо выполнения надзорных функций, владеет рядом активов атомной отрасли: прежде всего ему принадлежит значительная часть ядерного машиностроения, мощностей фабрикации топлива, инфраструктуры обращения с отходами и вывода из эксплуатации. В то же время частные и зарубежные компании являются основными собственниками атомных станций и ряда уранодобывающих активов, участвуют в проектах производства ядерного топлива. На схеме (рис. 1) отражена общая структура атомной энергетики Испании.
 
Рисунок 1. Общая структура атомной отрасли Испании
 
Первые три атомные станции в стране строились «под ключ» американскими и французскими компаниями, при этом основное оборудование поставлялось из-за рубежа. В последующем в Испании были созданы собственные мощности машиностроения, позволяющие производить важнейшие составные части АЭС. В строительстве новых ядерных энергоблоков с 1980-х годов участвовали преимущественно испанские компании.
 
Сегодня ведущим испанским поставщиком является компания ENSA, полностью принадлежащая государственному холдингу SEPI, подчиненному, в свою очередь, Министерству финансов Испании. Главное предприятие компании было построено в середине 1970-х годов в Мальяньо, на севере Испании, в регионе Кантабрия. ENSA производит основное оборудование первого контура (включая корпус реактора, верхний блок, внутрикорпусные устройства, парогенераторы, компенсаторы давления), оборудование по обращению с ОЯТ и РАО, комплектующие ТВС и так далее. Со временем испанское энергетическое машиностроение в основном обеспечило потребности строительства, капитального ремонта, обслуживания отечественных АЭС и «переросло» внутренний рынок: большая часть оборудования стала поставляться за рубеж: в США, Францию, Китай, Южную Корею, Германию, Аргентину, Швецию, ЮАР, Великобританию, Индию, Бельгию и другие страны.
 
Отгрузка парогенератора, изготовленного ENSA для китайского реактора AP1000
 
 

Связь времен

Во времена франкистского режима Мадрид стремился к самообеспечению во многих сферах, включая энергетику. Для повышения энергетической автономии первоначальная ядерная программа предусматривала развитие собственной добычи урана и частичное замыкание ядерно-топливного цикла за счет переработки ОЯТ. Этой же цели могло послужить внедрение газоохлаждаемых реакторов, которое началось на АЭС «Бандельос». Такой реактор работает на уране природного изотопного состава, не требующем обогащения, что позволяет обойтись без закупки соответствующих услуг за рубежом и строительства собственных разделительных мощностей.
 
Однако эти планы не получили развития. В 1983 году Мадрид окончательно отказался от идеи переработки и стал придерживаться концепции открытого ядерно-топливного цикла, предусматривающей промежуточное хранение, а в перспективе и окончательное захоронение ОЯТ. Подобные испанскому газоохлаждаемые реакторы первого поколения в разных странах показали себя менее конкурентоспособными, чем легководные. Ко всему прочему, в них используется металлическое топливо, которое после облучения требует дорогостоящей переработки, осуществлявшейся во Франции. Объем топлива намного больше, чем количество оксидного топлива, используемого легководным реактором сравнимой мощности. Пожар, случившийся в октябре 1989 года на втором турбогенераторе блока с таким реактором в Каталонии, сделал его восстановление экономически неоправданным, и в 1990 году он был официально закрыт.
 
Разработка урановых месторождений в Испании также не позволила добиться самообеспечения. С середины 1960-х годов велась добыча урана в западных районах Испании, в провинциях Бадахос (регион Эстремадура) и Саламанка (Кастилия и Леон), где располагались и мощности производства концентрата. Однако объем добычи заметно уступал потребностям страны в природном уране, которые сегодня превышают 1,5 тыс. тонн в год. Некоторые рудники были закрыты к 1990-м годам, а в конце 2000 года добыча в стране полностью прекратилась из-за нерентабельности в условиях снижения мировых цен на уран. С тех пор весь уран закупался за рубежом: в России, Нигере, Канаде, Австралии, Намибии, Узбекистане, ЮАР. ENUSA, среди прочего, принадлежит 10 % акций нигерийской компании COMINAK, поставляющей уран Испании.
 
В последние годы австралийская компания Berkeley Energy Ltd. планирует возобновить уранодобычу в Испании, на ряде рудников в районе Саламанки, и создать там собственную первичную переработку. Компания купила ряд добывающих активов, провела геологоразведочные работы, получила часть необходимых разрешений и подготовила предварительное технико-экономическое обоснование первой фазы проекта, включающей освоение месторождения «Ретортильо»/«Зона-7» недалеко от границы с Португалией, которое, по мнению компании, обеспечивает необходимую рентабельность всему проекту. В случае его дальнейшего успешного продвижения промышленная добыча урана в Испании может возобновиться в ближайшие годы.
 
В Испании нет и никогда не было мощностей конверсии и обогащения урана. Ранее ENUSA принадлежало 11 % в газодиффузионном заводе компании Eurodif во Франции, однако он был закрыт в 2012 году. Таким образом, услуги по конверсии и обогащению закупаются в полном объеме у сторонних поставщиков за рубежом.
 
Завод фабрикации топлива в Хусбадо компании ENUSA
 
В Испании действует один из шести европейских заводов фабрикации топлива легководных реакторов, принадлежащий ENUSA. Предприятие, расположенное в провинции Саламанка, начало работу в 1985 году, в период ввода в эксплуатацию большинства действующих объектов ядерной генерации. В 1990-х годах ENUSA создала совместные предприятия с двумя зарубежными компаниями: GENUSA — с компанией Global Nuclear Fuel (GNF, принадлежит General Electric, Toshiba и Hitachi) и European Fuel Group (EFG) — с Westinghouse. В рамках этих СП были заключены соглашения об использовании технологий и разграничении сфер деятельности на различных рынках. Они позволили производить в Хусбадо и поставлять в Испанию и за ее пределы топливные сборки зарубежных конструкций.
 
Завод в Хусбадо производит таблетки диоксида урана и тепловыделяющие сборки для реакторов BWR и PWR. Одно время также фабриковались ТВС для реакторов ­ВВЭР-440 российской конструкции, которые поставлялись на финскую АЭС «Ловииса». Однако к 2007 году производство таких сборок было прекращено. Лицензированная мощность испанского завода составляет 500 тонн в год по ТВС для обоих типов реакторов, однако реальный объем производства в последние годы не превышал 351 тонны. Порядка 60 % продукции направлялось на экспорт: главным образом в Бельгию, Швецию, Германию, Францию.
 
К настоящему времени в Испании накоплено свыше 4,8 тыс. тонн отработанного ядерного топлива. В случае сохранения ядерных мощностей на существующем уровне, во второй половине следующего десятилетия объем ОЯТ приблизится к 7 тыс. тонн, после чего его увеличение продолжится, если будут приняты решения об эксплуатации действующих АЭС сверх 40-летнего проектного срока. До 1983 года, когда, как упоминалось, Мадрид рассматривал перспективу частичного замыкания ЯТЦ, часть облученного топлива, за неимением собственных мощностей, направлялась на переработку за рубеж. Так, облученное топливо газоохлаждаемого реактора АЭС «Бандельос» перерабатывалось во Франции, а кипящего реактора «Санта-Марии де Гаронья» — в Великобритании. Концепция открытого ЯТЦ в сегодняшнем виде, который отражен в Седьмом государственном плане обращения с радиоактивными отходами, находящемся в стадии утверждения, предполагает хранение ОЯТ и ВАО на площадках атомных станций, их постепенное перемещение в общенациональное централизованное промежуточное хранилище (ЦПХ), а затем захоронение в геологическом пункте окончательной изоляции.
 
АЭС «Санта-Мария де Гаронья»
 
В соответствии с этим сегодня в Испании большая часть ОЯТ и ВАО содержится в пристанционных хранилищах мокрого и сухого типа. Небольшое количество ВАО и САО, полученных от переработки ОЯТ, пока осталось за границей. Емкость большинства пристанционных бассейнов и хранилищ близка к исчерпанию, поэтому весьма актуальна задача создания ЦПХ — его строительство отстает от намеченных сроков.
 
Решение о создании ЦПХ было одобрено парламентом в 2006 году и включено в план обращения с радиоактивными отходами, разработанный Enresa. Хранилище должно вместить как минимум 12,8 ­тыс. м³ РАО, которые образуются при условии использования всех восьми остающихся в эксплуатации реакторов (включая «Гаронью») в течение 40-летнего проектного срока. Из этого количества около 10,2 тыс. м³ составит ОЯТ легководных реакторов, остальное — прочие ВАО и САО, образовавшиеся в результате переработки в прошлом части ОЯТ, вывода из эксплуатации и демонтажа энергоблоков. В случае продления срока службы ряда реакторов сверх 40 лет потребуется дополнительная емкость хранилища, но его заполнение до конца 2020-х годов несколько замедлится.
 
Согласно решению, принятому 30 декабря 2011 года, площадка ЦПХ будет размещаться в муниципалитете Вильяр де Каньяс в провинции Куэнка (регион Кастилия — Ла-Манча). Заявка для получения лицензии на строительство объекта была направлена Enresa в CSN в 2014 году, в конце 2015 года получено разрешение на проведение подготовительных работ на площадке. Как предполагается, хранилище начнет принимать контейнеры с РАО в конце 2016 года и войдет в полноценную промышленную эксплуатацию в 2018 году.
 
В долгосрочной перспективе Enresa планирует размещение ОЯТ и ВАО на большой глубине в геологическом пункте окончательной изоляции, который предполагается построить к 2063 году и полностью принять в эксплуатацию в 2068 году. Детали проекта пока не определены.
 
На юге Испании, в Эль-Кабриле (провинция Кордоба, регион Андалусия), также действует централизованное хранилище НАО и САО. Здесь предполагается в долгосрочной перспективе разместить в общей сложности 185 тыс. м³ САО и НАО, из которых порядка 20–25 % составят отходы производственной деятельности атомных станций, а 60–70 % образуется в результате вывода их из эксплуатации. Хранилище также включает секторы для размещения отходов очень низкой степени активности (часть из них строится), которые могут составить примерно 60 % общего объема РАО в Эль-Кабриле. Пока заполнено немногим более 1/5 хранилища.
 
Хранилище НАО и САО компании Enresa в местности Эль-Кабриль
 
Ряд объектов отрасли находится в разных стадиях вывода из эксплуатации. Среди них две атомные станции, исследовательские реакторы, ряд месторождений и заводов первичной переработки урана, площадки НИОКР. Для некоторых из них (исследовательские реакторы, предприятия уранодобычи и другие) вывод из эксплуатации практически завершился демонтажом производственного оборудования, сносом зданий и реабилитацией площадок (например, рудника Ла-Аба в провинции Бадахос). Наиболее длителен и трудоемок процесс вывода АЭС.
 
Относительно динамично идет вывод старейшей в Испании АЭС «Сорита», которая начала строиться еще в 1964 году, проработала более 37 лет и была закрыта в 2006 году. Государственная стратегия вывода из эксплуатации легководных энергоблоков, к которым относится и «Сорита», предполагает начало третьей фазы вывода из эксплуатации, включающей демонтаж реакторной установки, через три года после окончательного останова реактора. Весь процесс вывода с демонтажом, сносом зданий и сооружений может уложиться в 10–15 лет.
 
В соответствии с этим активная фаза вывода на АЭС «Сорита», включающая демонтажные работы, была первоначально запланирована на 2010–2016 годы, однако на деле полный демонтаж продлится года на два дольше. Тем не менее работы на этой площадке (их стоимость 135 млн евро) обойдутся дешевле, будут менее объемны и уложатся в более сжатые сроки, чем предстоящие на других испанских атомных станциях. Это объясняется тем, что «Сорита» включает энергоблок малой, по современным меркам, мощности (141 МВт) с одним парогенератором и главным циркуляционным насосом, меньшим объемом трубопроводов первого контура. Все остальные испанские PWR имеют по три парогенератора и ГЦН, больший объем трубопроводов, реактора, контейнмента, хранилищ РАО. Предполагается полная реабилитация площадки АЭС «Сорита» до состояния «зеленой лужайки», которое будет достигнуто, очевидно, в ближайшем будущем. Таким образом, АЭС «Сорита» станет первой в Испании реабилитированной площадкой с энергетическим реактором.
 
Хранилище НАО и САО компании Enresa в местности Эль-Кабриль
 
Вывод из эксплуатации блока № 1 АЭС «Бандельос» осложняется спецификой этого реактора, поэтому продлится дольше; он обойдется в реальном выражении дороже, чем проект на АЭС «Сорита» и, вероятно, некоторые другие испанские энергоблоки в будущем. Хотя первый блок «Бандельос» прекратил работу приблизительно на 17 лет раньше АЭС «Сорита», процесс его вывода растягивается в общей сложности более чем на 40 лет. После семилетней консервации, в период с февраля 1998 года по июнь 2003 года была осуществлена вторая фаза вывода из эксплуатации стоимостью 94 млн евро, включавшая очистку и дезактивацию на площадке, демонтаж неядерного и части сооружений и конструкций ядерного острова, хранилищ РАО и так далее. После этого остается основная часть реакторной установки без ранее удаленного из активной зоны топлива, которая будет сохраняться под наблюдением (по сути в законсервированном состоянии) как минимум до конца 2020-х годов, когда активность материалов РУ снизится до нескольких процентов от первоначального уровня. Затем предполагается демонтировать реактор, снести остатки сооружений и завершить реабилитацию территории. При этом наиболее серьезная проблема будет связана с необходимостью утилизации примерно 3700 тонн реакторного графита.

 

Туманное будущее

Со времени строительства первых атомных станций в Испании власти страны неоднократно меняли свое отношение к атомной отрасли. Обычно поддерживали развитие ядерной энергетики правительства во главе с правоцентристами — сегодня это «Народная партия», созданная в середине 1970-х годов (тогда еще под названием «Народный альянс») на основе единственной разрешенной при диктаторском режиме политической организации — «Национального движения». «Народная партия», таким образом, сохранила отношение к атомной энергетике своих родоначальников, при которых создавалась ядерная программа Испании.
 
Вторая наиболее влиятельная политическая организация страны — «Испанская социалистическая рабочая партия» (скорее социал-демократического толка) — традиционно находилась в оппозиции к политике консерваторов, включая и вопросы развития атомной энергетики. Не случайно именно в правительствах, возглавляемых социалистами, нередко принимались антиядерные инициативы. Впрочем, их отношение к ядерной энергетике со временем несколько трансформировалось.
 
После прошедших в 1982 году выборов, на которых победили социалисты, в 1983 году правительство заморозило ряд атомных строек (сооружение двухблочных АЭС «Лемонис» и «Вальдекабальерос» и второго блока АЭС «Трильо»), а в 1994 году (также в правление социалистов) Мадрид окончательно отказался от этих проектов, а также от строительства новых атомных станций. Кроме того, именно в 1983 году правительство, как уже упоминалось, похоронило идею замыкания ядерно-топливного цикла.
 
После ряда лет в оппозиции (в 1999–2004 годах) социалисты выиграли выборы 2004 года и оставались у власти до 2011 года. При них правительство провозгласило стратегию постепенного полного отказа от атомной энергетики. При этом срок эксплуатации действующих ядерных энергоблоков был ограничен примерно 40 годами. Именно в тот период, как отмечалось, был сокращен предполагаемый срок службы АЭС «Санта-Мария де Гаронья».
 
АЭС «Санта-Мария де Гаронья»
 
После победы правоцентристов на выборах в ноябре 2011 года маятник качнулся в другую сторону. Хотя новое правительство, будучи вынужденным бороться с описанным выше тарифным небалансом, ввело дополнительное налогообложение ядерной генерации, именно этот кабинет открыл перед отраслью перспективы развития. Был снят упомянутый 40-летний лимит, в правительстве стали рассматривать возможность продления лицензий на 20 лет сверх проектного срока (и была принята соответствующая заявка Nuclenor по АЭС «Гаронья»). Кроме того, новая власть дезавуировала долгосрочную цель замещения АЭС другими видами генерации, признав ядерную энергетику неотъемлемым компонентом энергобаланса в неопределенно долгосрочной перспективе.
 
Такая стратегия в принципе предполагает строительство новых, как минимум замещающих, ядерных мощностей. Однако сегодня твердых планов на этот счет нет. На то есть веские причины.
 
Во-первых, учитывая, как отмечалось, высокую обеспеченность резервами мощности и относительную «молодость» ядерного парка, правительство и инвесторы не торопятся: в случае реализации планов продления сроков службы блоков до 60 лет (благо в США — на родине большинства испанских реакторных конструкций — такие пролонгации стали обычным делом) действующие АЭС Испании проработают до ­2040-х годов (кроме, очевидно, «Гароньи»). Так что, учитывая прочие факторы, со строительством замещающих мощностей можно не торопиться.
 
Подписание долгосрочного контракта на поставку услуг по обогащению между Areva и ENUSA; обогащенный уран, после изготовления ядерного топлива, используется на испанских АЭС
 
Во-вторых, возведение новых ядерных энергоблоков, тем более не замещающих, требует уверенности инвесторов в очень долгосрочной перспективе. А маятник испанской ядерной стратегии такой уверенности не дает: вдруг в недалеком будущем к власти опять придет левое правительство и опять объявит атомную энергетику бесперспективной? И хотя испанские социалисты до сих пор воздерживались от слишком радикального демонтажа ядерной генерации, никто не может дать гарантий, что эпидемия уничтожения успешно работающей атомной энергетики, охватившая ряд соседних государств Европы (Германию, Италию, Бельгию, Швецию, Швейцарию), при каком-нибудь следующем правительстве не дойдет и до Пиренейского полуострова, став ядерной «испанкой».
 

 

Ингард ШУЛЬГА

 

25.06.2016

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Аналитика