В России
Проект века

Проект «Прорыв», предполагающий создание новой технологической платформы атомной отрасли с замкнутым топливным циклом, в этом году выходит на практический уровень реализации. За первые годы участникам проекта удалось добиться определенных результатов, но ключевые научно-технические развилки – свинец или натрий, оксид или нитрид, пристанционный ЗЯТЦ или централизованный – пока сохраняются. Мы представляем подборку ключевых цитат руководителей «Прорыва» с недавней конференции по проекту.

На первом этапе «Прорыва» специалистам Росатома предстояло восстановить научно-технический потенциал отрасли, сформировать коллективы для решения задач проекта и технические задания, создать условия для реализации проекта на практике.

«Считаю, что в целом задача первого этапа выполнена. Решали ее дольше и тяжелее, чем хотелось бы, но сегодня мы можем выходить на следующий этап, – отметил на конференции генеральный директор Росатома Сергей Кириенко. – Мы пошли на беспрецедентные решения, сформировали отдельные организационные структуры. В проекте «Прорыв» выделены десять частных подпроектов, участвуют более 30 организаций, причем как отраслевых, так и внешних: вузы, институты РАН, коммерческие компании. Только научных сотрудников задействовано больше 1,7 тыс. человек. Пройдено более 30 технологических развилок, утверждены соответствующие техзадания на твэлы и ТВС, техзадания на активную зону, и для реактора со свинцовым теплоносителем, и для БН-1200. Есть 28 техзаданий на разработку основного оборудования, сформировано восемь центров ответственности на этап практической реализации».

 

КОМАНДНАЯ ИГРА

Научный руководитель «Прорыва» Евгений Адамов считает главным успехом первых трех лет работы формирование команды проекта. «Я глубоко убежден, что из тех людей, которые работают в отрасли, мы выбрали лучших, – сказал он. – Эти люди работают, понимая, какая задача перед ними поставлена, понимая, что это великолепная возможность самореализоваться. Это самый существенный стимул для профессионала».

Заместитель генерального директора, директор блока по управлению инновациями Росатома и руководитель «Прорыва» Вячеслав Першуков рассказал о том, какие условия удалось создать для слаженной работы коллектива. «Мы ввели проектный принцип управления. В первую очередь он предполагает целевое финансирование: мы не финансируем организации, мы финансируем проект. Второе условие – это консолидация интеллектуального капитала. Мы хотим, чтобы люди работали на проект на сто процентов, а не занимались проектом в том числе», – отметил он. «Мы создали Инновационно-технологический центр проекта и триады проектов, когда проектировщики, конструкторы, научные работники и технологи работают с самого начала вместе. Мы принципиально разделили ответственность между научным руководителем и руководителем проекта. При этом они между собой имеют не чиноподчиненные отношения – это партнерство. И для меня это является принципиальным моментом, потому что только партнеры могут делать совместный проект и при этом нести совместную ответственность за результат», – заявил глава блока по управлению инновациями.

По мере реализации проекта будут нужны новые специалисты, подготовкой кадров уже озабочены в Росатоме. «Два месяца назад в МИФИ на ученом совете было принято решение о создании базовой кафедры технологии ЗЯТЦ, – рассказал В. Першуков. – Обучение будет построено по принципу магистратуры, и первый набор – 25 человек – будет осуществлен уже в этом году. Принято решение, что мы будем приглашать в магистратуру выпускников не только МИФИ, но и инженерных специальностей других вузов, в первую очередь МИСИС, РХТУ и Физтеха».

Рассматривается возможность привлечения и зарубежных специалистов в «Прорыв». «Мы икогда и никому не отдадим контроль над проектом. Но в ряде случаев, для того чтобы уложиться в график или не тратить собственные деньги, мы можем привлекать зарубежных партнеров к выполнению отдельных работ по «Прорыву», – считает генеральный директор «Русатом Оверсиз» Джомарт Алиев. Интернационализация проекта накладывает определенные обязательства на его российских участников. «Это означает, что мы должны конкурировать не только по экономике и финансам с газовой генерацией, тепловой генерацией – мы должны конкурировать по уровню компетенции в области науки и техники со всеми мировыми специалистами, – пояснил руководитель «Прорыва». – Это значит, что мы должны быть открыты ровно настолько, насколько позволяют наши стандарты по обеспечению безопасности информационного обмена».

 

ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ

Руководители ключевых направлений проекта отчитались о проделанной за три года работе. «Созданная экспериментальная база позволяет решить значительную часть основных задач проекта «Прорыв», – сказал заместитель председателя технического комитета ИТЦП «Прорыв» Валерий Рачков. – Разрабатываемые расчетные модели, или коды, позволяют доказать обоснованность части принятых новых технологических решений. Однако необходима разработка дополнительных моделей для обоснования пирометаллургических методов переработки ОЯТ. Основная часть научно-исследовательских работ, кроме задач переработки ОЯТ, будет решена в этом году. Требуется выполнить значительный объем опытно-конструкторских работ для обоснования для БРЕСТ-ОД-300, фабрикации ядерного топлива и технологии пристанционного ядерного топливного цикла».

«Уже два года ведется сетевое планирование, около 15 тыс. позиций сформировано, 10 частных проектов между собой увязаны. Еженедельно происходит актуализация контрольных событий и ежемесячно – актуализация дорожной карты. Выпускается аналитический отчет по проекту «Прорыв», где видно, какие мероприятия мы запланировали», – сказал В. Першуков.

При этом есть ряд нерешенных проблем, которые тормозят реализацию проекта, отметил С. Кириенко. «К сожалению, вижу серьезнейшие проблемы с обеспечением проектных работ, в первую очередь это касается коллективов под руководством Сергея Онуфриенко и Натальи Шафровой во ВНИПИЭТ, – посетовал он. – Мы не можем пока обеспечить соответствие наших проектных работ не только технологическим, но и финансово-экономическим и коммерческим требованиям. Очевидно запаздывают работы по теме РАО, которыми занимается сегодня целый ряд институтов – ВНИИХТ, ВНИПИПТ, ВНИИНМ».

 

НА РАЗВИЛКАХ «ПРОРЫВА»

В сложном и многоплановом проекте существует множество научно-технических развилок. Их обозначил в своем докладе В. Рачков. «Первая – выбор типа смешанного топлива: нитрид или оксид. Вторая – выбор теплоносителя: натрий или свинец. Выбор способа обращения с долгоживущими высокорадиоактивными отходами – вовлечение младших актиноидов в ядерно-топливный цикл или надежная их изоляция. Четвертая развилка – выбор внешнего ЯТЦ: короткий или длинный, другими словами, выбор водных или сухих методов переработки ОЯТ. И наконец, выбор вида замыкания ЯТЦ: пристанционный или централизованный», – сказал он. Создание топлива для быстрых реакторов многие участники конференции назвали самой сложной задачей «Прорыва». «По реакторной технике у нас опыт есть, а вот сделать совершенно новое топливо и замкнуть ядерный топливный цикл – это серьезный вызов», – утверждает Леонид Большов, директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики. «К 2019 году мы должны выйти на лицензирование топлива, а значит, мы должны его к этому моменту полностью квалифицировать. Времени мало. Нам необходимо провести реакторные испытания, поэтому по 15 ТВС в БОР-60 и в БН 600 – это минимально необходимая задача», – рассказал главный технолог ИТЦП «Прорыв» Владимир Троянов. «По фабрикации у нас достижения такие: мы в прошлом году выпустили проектную документацию на модуль фабрикации, соорудить его мы должны в 2017 году, а к 2018 году – изготавливать топливо», – отметил он.

Что касается выбора теплоносителя для быстрого реактора, проекты БРЕСТ-300 и БН-1200 развиваются параллельно. «При выборе теплоносителя на уровне знания преимущество имеет свинец как менее химически активный по сравнению с натрием», – отмечает В. Рачков. При этом, по его словам, больше опыта сегодня наработано по натрию. Поэтому в концерне «Росэнергоатом» проект БН-1200 рассматривают как приоритетный. «Новые быстрые технологии сегодня априори считаются более дорогостоящими. Поэтому, когда мы говорим об использовании БРЕСТ, БН или любого другого реактора на быстрых нейтронах, мы должны понимать, будут ли они конкурентоспособны. «Росэнергоатом», который занимается коммерческой эксплуатацией АЭС, обязан учитывать в своей стратегии конкуренцию, – подчеркнул замгендиректора концерна Павел Ипатов. – Другой технологии, кроме натриевой, показавшей свою референтность, у нас пока просто нет. Благодаря ей Россия является лидером по быстрым реакторам. Показателей, которых мы достигли на БН-600, не достигла ни одна страна мира. Мы сегодня пускаем еще один реактор. БН-800 не может пока составить конкуренцию тепловым реакторам, но на нем мы продолжим отрабатывать технологии».

Замыкание ЯТЦ и решение проблемы ОЯТ и РАО – одна из ключевых целей создания новой технологической платформы. «Сегодня мы не видим возможности компенсировать растущие затраты на обращение с отходами при открытом топливном цикле, – говорит П. Ипатов. – К тому же в районе 2027 года затраты на обращение с ОЯТ резко вырастут». Одна из развилок в этом вопросе связана со способом переработки ОЯТ: гидро- или пирометаллургическим. Однако последние исследования показывают, что два метода можно совместить. «В результате разработки способов переработки топлива мы неожиданно пришли к тому, что можем на сегодняшний день создать такие технологии, которые не будут требовать тяжелого радиационно-защитного оборудования. Мы предлагаем комбинированную пирогидросхему переработки ОЯТ: на голове процесса используем пиро-, а на хвосте – гидрометаллургический метод», – пояснил В. Троянов.

 

БЫСТРЫЙ БИЗНЕС

«Прорыв» – это такой абсолютно практический, если хотите, бизнес-проект. Результатом его должно стать создание конкурентоспособного продукта, который обеспечит лидерство России в мировой атомной энергетике, да и в целом в глобальной энергетической системе на горизонте ближайших тридцати – пятидесяти лет», – сообщил С. Кириенко. По его словам, специалистам важно не просто решить сложнейшую технологическую и научную задачу – важно вписаться в коммерческие параметры проекта. «Мы должны его реализовать, но не любой ценой. Инновационный реактор, который мы делаем в рамках «Прорыва», должен будет при серийном изготовлении для двухблочной станции вписываться в цену не выше $ 3 тыс. / кВт установленной мощности, – отметил глава Росатома. – У нас очень жесткие ограничения и по срокам. То есть это не устроит нас к 2030 году – поздно, мы явно проиграем. Поэтому горизонты этого проекта должны выходить на начало 2020-х годов».

«Мы будем конкурировать с клиентской точки зрения, – подчеркнул, в свою очередь, Д. Алиев из «Русатом Оверсиз». – Клиенту безразлично, как произведен киловатт, ему важно, чтобы он был надежным и дешевым. Если мы хотим продавать конечное благо (а другого варианта, чтобы победить сегодня в конкурентной борьбе, просто нет), мы должны быть адептами рыночного отношения к проекту». Пока «Прорыву» удается вписываться в коммерческие рамки. «За четыре года объем затрат на работы, выполненные по этому проекту, не превысил 15 млрд рублей, – рассказал научный руководитель Евгений Адамов. – Мы выполнили почти половину запланированных НИОКР. Я не могу сказать, что даже эти 15 млрд расходовались всегда очень эффективно, но уверен, что они работают намного лучше, чем по целому ряду других отраслевых программ». «Что касается стоимости производства электроэнергии для опытно-демонстрационного энергокомплекса проекта (ОДЭК), то она рассчитана на уровне 2 рублей 44 копеек за киловатт-час, – рассказал главный экономист ИТЦП «Прорыв» Дмитрий Толстоухов. – Уровень капитальных вложений в генерацию ОДЭК – 40 млрд рублей». По словам Д. Алиева, уже в ближайшее время нужно начать не только тратить на «Прорыв», но и зарабатывать на нем. «Мы можем предложить коммерциализацию «Прорыва» на уровне отдельных направлений. Мы убеждены, что это можно сделать. Это очень хорошо скажется на маркетинге и даст возможность уже сейчас получить доходы», – сказал представитель «Русатом Оверсиз».

Какими бы сложными ни были задачи и проблемы «Прорыва», реализовать его специалисты просто обязаны, если хотят сохранить конкурентоспособность отрасли, подытожил С. Кириенко. «Если мы не обеспечим реализацию этого проекта, мы потеряем конкурентоспособность как по отношению к нашим конкурентам в атомной сфере, так и в целом, захлебнувшись или в проблемах безопасности, или в проблемах отложенных решений на жизненном цикле с учетом отработанного ядерного топлива и радиоактивных ядерных отходов», – подчеркнул глава госкорпорации.

 

03.05.2014

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Контекст

Аналитика