В России
Пространство изменений

Российские предприятия атомной отрасли в скором времени могут попасть в число самых современных, престижных и комфортных мест работы. По крайней мере, на это рассчитывает госкорпорация «Росатом», не так давно запустившая долгосрочную программу «Новый дизайн рабочего пространства». Сегодня подавляющее большинство ее предприятий, лабораторий и административных корпусов располагается в зданиях, построенных еще в середине XX века и не соответствующих ни современным требованиям к условиям труда, ни амбициозной цели Росатома выйти в мировые лидеры в сфере высоких технологий.

Взаимосвязь между удобством рабочего места и эффективностью работника является одним из постулатов классической теории менеджмента. На этом в развитых странах построена целая индустрия по созданию офисов «с человеческим лицом», в которой трудится армия интерьерных дизайнеров и производителей офисной мебели. Частично этот тренд затронул и Россию — в основном банки, инвестиционные фонды или IT-компании, которые вслед за зарубежными корпорациями, такими как Google, создают для своих бесценных программистов «офисы мечты» с игровыми зонами, мягкой мебелью и так далее.

Другое дело — промышленные и высокотехнологичные компании, где люди работают не в офисной обстановке, а в лабораториях и цехах. За последние годы в нашей стране был, пожалуй, лишь один пример осмысленного подхода к оформлению рабочего пространства в крупной индустриальной компании — нашумевший дизайн нового цеха Челябинского трубопрокатного завода «Высота 239», открытого в 2010 году. Но и этот проект фактически ограничился лишь привнесением цвета без вмешательства в пространственную организацию рабочей среды. И в этой сфере Росатом может стать пионером как среди крупных государственных промышленных структур, которые вообще оставляют без внимания качество рабочей среды, так и среди частных промышленных групп.

Преодолевая сложившийся за советский период образ закрытой и забюрократизированной государственной структуры, Росатом решился на эксперимент. В конце прошлого года госкорпорация совместно с компаниями Artplay и ProjectNext объявила открытый международный творческий конкурс на разработку концепций дизайна офисов, лаборатории и цеха, а также на создание отдельной коммуникационно-рекреационной зоны на территории головного офиса в центре Москвы. Ключевое слово здесь — «открытый»: к участию были приглашены не избранные профессионалы, а все заинтересовавшиеся архитекторы, дизайнеры и даже студенты профильных вузов. Наличие послужного списка, то есть выполненных проектов и их качество, не было условием для участия в конкурсе. «Мы не смотрели на наличие реализованных работ. Это был конкурс идей и людей, и нам было важно, какие идеи нам предложат, а не бэкграунд участников», — говорит Михаил Ухов, советник гендиректора Росатома и руководитель проекта.

Организаторы конкурса сразу обозначили, что рабочая среда рассматривается как ресурс развития компании. Цель — не просто необычно оформить производственный интерьер, а трансформировать внутреннее пространство так, чтобы позволить сотрудникам (или даже заставить их) по-новому работать, отдыхать и взаимодействовать. Обновление пространства должно изменить корпоративную культуру коллектива, которая с советских времен зиждется на замкнутости отделов и секретности. На современном этапе Росатом как корпорация знаний движется в сторону большей открытости, обмена мнениями внутри коллектива и культуры раскрытия потенциала своих сотрудников. В этом смысле задача перед конкурсантами стояла нетривиальная: если для офиса можно придумать огромное количество планировок и фишек, то маневр проектировщика в пространстве лаборатории и цеха жестко ограничен рамками технологического процесса. Информационная закрытость атомной отрасли только усложнила бы работу: данных о том, как устроен Росатом изнутри, в свободном доступе по причине режимности объектов практически нет. Поэтому для участников отбора были организованы ознакомительные экскурсии на пилотные площадки, выбранные в рамках конкурса, рабочие семинары и личные консультации с представителями госкорпорации. «Мы рассказывали архитекторам и дизайнерам, которые ровным счетом ничего о нас не знали, об отрасли и о тех наших особенностях, которые кажутся нам важными и существенными, — объясняет М. Ухов. — Российская атомная отрасль базируется на высоких технологиях и ориентируется на экологичные решения. Судя по полученным проектам, архитекторы и дизайнеры поняли наш посыл и разрабатывали свои концепции, отталкиваясь от него».

Конкурс был объявлен в декабре прошлого года, а уже к концу апреля организаторы получили 837 заявок на участие, из них 230 поступили из-за рубежа. География заявок поражает воображение — достаточно сказать, что по несколько проектов прислали даже из Туниса, Малайзии и с Кубы. Наибольшую активность проявили украинские проектировщики, приславшие 23 работы. Из Индии, в которой атомная промышленность хорошо развита, был получен 21 проект, из Китая — 19, из США — 17. Даже из Ирана, вокруг ядерной программы которого ведется так много споров, прислали четыре проекта.

Май ушел на изучение этого гигантского количества проектов, в результате в шорт-лист было отобрано 12, и все — отечественного производства. Это и понятно: все-таки российские участники обладали весомым преимуществом перед иностранцами в силу того, что смогли побывать на пилотных площадках и лично пообщаться с сотрудниками госкорпорации — это позволило им качественнее и глубже проработать свои проекты. Оценивать работы Росатом пригласил маститых архитекторов, которые вошли в экспертное жюри конкурса (Сергей Чобан, Евгений Асс, Яри Инкинен), а также специалистов по дизайну, из которых была сформирована проектная группа (Сергей Десятов, Сергей Коннов, Игорь Юрьев, Клайв Вуджер).

В конце мая в течение двух дней в офисе Росатома проходила защита проектов-финалистов с последующим обсуждением работ членами жюри. Победителей определяли в ходе многочасовых дебатов. В результате в тройку призеров вошли два петербургских бюро — Milodamalo и Лаборатория дизайн-мышления и творческого интеллекта Wonderfull, а также московское бюро Front Architecture. О них как о наиболее показательных стоит рассказать поподробнее.

Мария Суркова и Максим Низов из бюро Milodamalo представили концепцию организации интерьера и оборудования лаборатории «Гиредмет». Архитекторы постарались, насколько возможно, уйти от монотонной кабинетной планировки этажа лаборатории за счет создания зигзагообразного коридора и выделения различными цветами функциональных зон. Изломы стен коридора не только формируют пространство, интересное с точки зрения пластики и удобное для навигации, но и позволяют организовать новые помещения, коробы коммуникаций и вентиляционные шахты, а также дополнительные места для хранения. Второй частью проекта стала разработанная самим бюро коллекция офисной мебели «Атомы». Столы, тумбы, полки и стеллажи созданы по принципу модульности и выполнены в лаконичном современном стиле. Подход к дизайну мебели аналогичен тому, который был применен при трансформации коридора: геометричность, ломаные линии, цветовые акценты. О том, как партнеры представляли себе конечного пользователя, рассказала М. Суркова. «Мы полагали, что в лаборатории работают люди с научным, техническим складом ума, очень точным и не воспринимающим размытые, аморфные формы. У меня есть друзья-химики, и я понимаю, что если сделать для них что-то очень креативное или нестандартное в рабочем интерьере, они это не воспримут. Поэтому мы в своем проекте старались избегать элементов сильного смешения офисного дизайна, зон отдыха, которые отвлекли бы наших работников лаборатории от самой лаборатории. Именно этим акцентом, я думаю, наш проект и понравился», — отметила она.

Команда Лаборатории дизайн-мышления и творческого интеллекта Wonderfull, в состав которой вошли Мария Сташенко, Елена Рычагова, Татьяна Разумовская, Роман Бочаров и Лилия Чуева, представила единый принцип оформления интерьера различных функциональных пространств и единую дизайн-стратегию — корпоративную айдентику. Л. Чуева вспоминает, что центральная идея проекта возникла после общения с сотрудниками госкорпорации. «Ну, это лаборатория в Росатоме самая главная, а не мы, поэтому у нас тут вряд ли будут что-то сильно улучшать», — говорили сотрудники офисных пространств. «Как можно у нас сделать комфортные условия, у нас же лаборатория, оборудование. Вот в офисе — это да, там есть где сделать дизайн!» — отмечали, в свою очередь, сотрудники лаборатории. Работникам цеха также было очень сложно представить, «как можно добиться комфорта в цеховом пространстве».

Получается, что сотрудники каждой категории пространства видели себя как бы в менее привилегированном положении по отношению к коллегам из другой. Поэтому Wonderfull решила преодолеть эту разобщенность и стилистически объединить четыре функциональные зоны Росатома через взаимопроникновение различных элементов дизайна. Таким образом сотрудники лаборатории смогут почувствовать все преимущества офисной или коммуникационно-рекреационной зоны, цех почувствует себя высокотехнологичной лабораторией, а лаборатория станет сердцем инновационного процесса.

Для каждой категории рабочего пространства авторы определили характерную триаду — цвет, материал и символ, а потом интегрировали яркие элементы одного типа пространства в другой. Например, триада цеха — это металлик, металл, шестеренка / труба, а лаборатории — белый, стекло и лампочка / колба / пробирка. В рабочем пространстве офиса используются материалы, близкие по свойствам с выбранными для лаборатории — белые столы и шкафы, освещение в виде колб из матового белого стекла, а открытые коммуникации на потолке вызывают ассоциации с цехом. Внедряется зелень как элемент коммуникационно-рекреационного пространства. В результате у офиса появляется свое лицо, обусловленное сущностью компании, а офисный сотрудник Росатома никогда не забудет о своей принадлежности к атомной индустрии. Если же говорить о цехе, то здесь создается зона отдыха и коммуникации с использованием стекла (материал лаборатории), мягких звукопоглощающих ковровых покрытий (элемент офиса) и зелени. Так работники цеха хоть ненадолго смогут очутиться в более комфортной среде.

По словам М. Ухова, попадание Wonderfull в тройку призеров было для организаторов наиболее отрадно, поскольку это бюро представляет собой особую категорию специалистов — социальных проектировщиков. «Когда мы объявляли конкурс, мы говорили, что крайне важно к этой работе подключить не только архитекторов и дизайнеров, которые варятся внутри своего цеха и, скорее всего, будут предлагать набор более-менее стандартных, шаблонных решений, но и социальных проектировщиков, то есть людей, которые думают о процессах и о том, как они протекают в пространстве и как, управляя пространством, можно влиять на процессы», — объяснил он.

Владислав Спицын из бюро Front Architecture разработал концепцию коммуникационно-рекреационного пространства «Открытые структуры», которое можно внедрить на любой площадке— и в офисе, и в цехе, и в лаборатории. Проект эксплуатирует идею капсульных модулей, играющих роль то «зоны доступа к информации», то «зеленой зоны», то «зоны приема пищи», то «зоны переговоров». Все эти зоны представляют собой цилиндры большого или маленького радиуса, в которых размещаются, к примеру, столики и стулья или стойка с компьютером. На стенке такого цилиндра изображен стилизованный рисунок абстрактного химического соединения, которое становится основой айдентики Росатома и наносится на корпоративные кружки, цветочные горшки, чехлы для смартфона и даже циферблаты наручных часов. Представители госкорпорации видят главную ценность концепции Front Architecture в ее масштабируемости. Какие-то предприятия госкорпорации смогут сразу осуществить радикальную трансформацию рабочего пространства, а какие-то нет, и для них окажется актуальным внедрение небольших элементов, которые будут сигнализировать сотрудникам о том, что Росатом меняется. Вторая часть проекта содержит концепцию дизайна коммуникационно-рекреационной зоны, которую предлагается расположить в надстройке над столовой во дворе штаб-квартиры госкорпорации. Это уже не просто отдельные островки, а целый архипелаг зон, обособленных только прозрачными криволинейными перегородками и разным уровнем пола. Получилось очень модное место с трендовым дизайном, какое вполне можно было бы найти, скажем, в столичном парке Горького.

Церемония награждения победителей состоялась в рамках форума офисного дизайна Office Next Moscow, а сам конкурс стал заметным событием в сообществе архитекторов и дизайнеров. Правда, победа в конкурсе не означает, что на практике будут реализованы именно проекты-призеры. Конкурс, по словам руководителей проекта, лишь нулевой этап, знакомство с архитектурно-дизайнерским цехом. Конкурсанты, прошедшие квалификационный отбор и набравшие определенное количество баллов, получат конкурентное преимущество, определенную фору при проведении настоящих тендеров на разработку рабочего проекта для реализации на пилотных площадках. Главная же ценность конкурса для организаторов — это вся совокупность предложенных решений по оптимизации рабочей среды. На основании идей из 40-45 лучших работ специалистами Росатома разрабатывается общий пакет решений, своего рода базовые принципы формирования рабочего пространства. В черновом варианте свод главных принципов включает в себя:
• планировочные решения, создающие удобные маршруты движения в рабочем пространстве;
• модульность, трансформируемость и многофункциональность мебели и помещений;
• использование современных материалов и приемов организации пространства (здесь речь идет о шумопоглощающих материалах, об организации освещения без прямых источников света и прочем);
• зонирование вместо разгораживания, в том числе цветовыми решениями;
• сочетание открытых и закрытых пространств — помещения должны давать возможность как сосредоточиться, так и отдохнуть;
• сочетание трех типов рабочих мест — для постоянных сотрудников, приходящих работников и разовых посетителей;
• наличие механизмов вовлечения сотрудников в управление пространством.

Согласитесь, в этих принципах нет ничего фантастического, и вовсе не обязательно было объявлять конкурс, чтобы до них додуматься. Фокус в другом. Конкурс позволил топ-менеджменту и сотрудникам госкорпорации выйти за рамки обыденности, помог взглянуть на внутреннее устройство отрасли со стороны, свежим взглядом оценить его недостатки и выделить преимущества. Дизайнеры и архитекторы, которых отличает мощное пространственное мышление, смогли сформировать представление об идеальной рабочей среде Росатома и выдали на-гора несколько сотен приемов его воплощения в жизнь. Главное сейчас — выбрать оптимальные решения и, не откладывая, приниматься за дело. Ну и кроме того, за последние полгода благодаря конкурсу о Росатоме или впервые, или с новой стороны узнали многие тысячи людей, совершенно далеких от атомной отрасли. В их сознании Росатом теперь твердо ассоциируется с амбициозностью, высокими технологиями и современным подходом к организации труда.

Ася БЕЛОУСОВА

 

03.09.2014

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Комментарий эксперта

Комментарий эксперта: 

Kirienko_Design

глава Росатома:

В условиях глобальной конкуренции у нас есть только один путь — снижать издержки и повышать эффективность деятельности, в том числе эффективность труда, эффективность использования человеческого капитала. В отрасли работают уникальные профессионалы, и мы хотим сделать максимум для того, чтобы их рабочее пространство способствовало решению сложных задач, создавало инновационную атмосферу.

 

Справка

«Высота 239»

«Высота 239» представляет собой первый в России проект «белой металлургии», построенной на инновациях, высоких технологиях, максимальной автоматизации процессов и принципиально новых условиях труда. Рабочие здесь носят белые, черные, красные и оранжевые робы — такие же яркие, как интерьер цеха, выполненный московской дизайн-студией «Ё-программа» и дизайнерами ЧТПЗ. Внешняя часть завода оформлена геометрическими узорами всех цветов радуги, забор напоминает тетрис. Цех, по замыслу дизайнеров, должен олицетворять неразрывное единство инновационных технологий и оборудования, высокой культуры производства, наилучших условий труда и компетентности персонала. В этом проекте, который называют российским промышленным Диснейлендом, главный акцент был сделан только на цвете, хотя на производительность труда влияет множество других факторов — от температуры, качества воздуха и освещенности до эргономики, шума, организации потоков людей, возможности видеть природу и менять обстановку.

 

СОСТАВ ЖЮРИ

Сергей Чобан — российский архитектор, руководящий партнер архитектурного объединения Speech.

Евгений Асс — российский архитектор, художник, создатель собственного архитектурного бюро «Архитекторы Асс» (Asse Architects), руководитель архитектурной школы «МАРШ».

Яри Инкинен — финский архитектор, руководитель архитектурного бюро Gullstén-Inkinen Design & Architecture.

Сергей Десятов — архитектор, генеральный директор Центра дизайна Artplay.

Сергей Коннов — создатель агентства коммуникаций ProjectNext, специализирующегося на организации конкурсов в области архитектуры и дизайна.

Игорь Юрьев — управляющий партнер компании Office Solutions, принимал непосредственное участие в реализации проектов PricewaterhouseCoopers, Siemens, ExxonMobil, Total, ВТБ.

Клайв Вуджер — руководитель и основатель компании SCG-London, имеет обширный международный опыт в широком спектре различных рынков, включая розничную торговлю, сферу развлечений, банковское дело, корпоративный и государственный сектор.

 

Контекст

Аналитика