В России
В конкуренции проектных институтов больше смысла нет

В начале июля в Санкт-Петербурге собрался весь цвет проектно-конструкторского комплекса атомной отрасли. На расширенном заседании Совета проектировщиков атомной отрасли откровенно обсуждались насущные проблемы и пути их решения. Свои предложения по реформе проектного комплекса, а также повышению эффективности работ по проектированию представил и Отраслевой центр капстроительства госкорпорации «Росатом». Итоги дискуссии прокомментировал глава ОЦКС Геннадий САХАРОВ.

— Каковы предпосылки реформы проектного комплекса?

— Мы точно понимаем, что нужно что-то менять в проектно-конструкторском комплексе отрасли. Дивизиона такого нет, наверное, он и не нужен. Потому что мы пока проектирование само по себе как бизнес, который приносит деньги, не рассматриваем. К тому же все проектные институты в той или иной мере уже закреплены за различными дивизионами. Однако для повышения конкурентоспособности проектного комплекса нам совершенно точно необходимо какое-то организационное решение, которое обеспечит единство управления. Это позволит создать единую базу проектирования, единые стандарты. Чем активнее мы занимаемся зарубежным бизнесом, тем более насущным становится этот вопрос. Считаю, что в конкуренции проектных институтов сегодня больше нет смысла. Нам необходима ресурсная модель на стройке. У тех же нефтяников и газовиков это давно внедрено, а мы только собираемся.

Мы изучили схемы управления проектированием в других крупных российских компаниях, которые работают на внешнем рынке. И вскоре рассчитываем выработать предложения для атомной отрасли.

 

— Когда, по вашему мнению, необходимо принять решение об изменении системы управления в проектном комплексе?

— По моей оценке, до конца года.

 

— Какие варианты консолидации рассматриваете?

— Первый вариант — создание подразделения Росатома или некого центра, который станет базой знаний, центром разработки стандартов и регламентов для проектно-конструкторской деятельности. Но тут есть одна проблема. Если центр сам не проектирует, есть риск, что через два-три года он может потерять компетенцию: тут крайне важна практика.

Еще один вариант — создание такого центра на базе одного из проектных институтов. Он станет, таким образом, управляющей компанией для других организаций комплекса. Это может быть административный дивизион управления или функциональный центр. Схем много.

Есть также идея, которую многие поддерживают, — создать два центра: один для проектирования атомных станций, другой — для проектирования объектов гособоронзаказа, ЯОК и так далее. У нее также есть право на жизнь. Наша задача — взвесить все за и против и выработать оптимальный формат.

 

— Вам лично какая схема импонирует?

— Мне кажется, что имеет смысл провести трансформацию в два этапа. Если мы сейчас будем создавать опять какую-то управляющую компанию на базе одного из проектных институтов, это займет много времени и отнимет силы, которые должны быть сосредоточены на реальной работе. У нас много проектов, которые необходимо подготовить в короткие сроки: АЭС «Ханхикиви-1» в Финляндии, расширение АЭС «Пакш» в Венгрии, новые энергоблоки АЭС «Куданкулам» в Индии. Так что на первом этапе можно было бы создать подразделение в Росатоме — единый центр проектирования. Начать работу, подготовить единую базу знаний, а на втором этапе определиться, какой из проектных институтов возьмет на себя эти функции.

При этом, повторюсь, я убежден, что управляющая компания должна сама уметь проектировать и заниматься cоответствующей работой, не замыкаясь на теории.

 

— После ваших слов конкуренция между проектными компаниями может стать только жестче… По каким критериям может быть выбран центр управления?

— Критерии могут быть разные. Для экспансии на мировом рынке нам важен типовой конкурентоспособный проект. С этой точки зрения логично, чтобы центром управления стал держатель перспективного проекта ВВЭР-ТОИ, то есть московский «Атомэнергопроект». С другой стороны, по численности проектантов, объему работы и опыту, наверное, лидером является петербургский «Атомпроект». Но его буквально только что собрали из двух компаний… Так что, скорее всего, наша дирекция будет предлагать все-таки в два этапа проводить трансформацию.

 

— А концерн «Росэнергоатом», по вашему мнению, может стать центром управления?

— Такая идея тоже высказывалась, но лично я ее не поддерживаю. Концерн все-таки в большей степени заказчик, на мой взгляд, именно эту компетенцию ему необходимо развивать. А проектирование и строительство не являются для «Росэнергоатома» бизнесом.

 

— Сколько времени нужно будет, чтобы реализовать изменения, о которых вы говорите?

— Для первого этапа — не больше года. Потому что времени у нас на самом деле нет. В России началось проектирование Курской АЭС-2, вот-вот начнутся работы по Смоленской АЭС-2. Огромный объем работы на зарубежном рынке.

 

— Как вы оцениваете новую систему мотивации для проектных компаний, которую предполагается вскоре внедрить?

— Знаю, что на этот счет также есть разные мнения. Моя позиция заключается в следующем. Пока наши проектанты заинтересованы только в том, чтобы проект был большой и дорогой, потому что стоимость их работы определяется как доля от общей цены. В экономии в итоге заинтересован только инвестор — у нас это, как правило, госкорпорация «Росатом». Эту ситуацию надо менять.

В новой системе мотивации заложена совершенно иная парадигма. Определяется предельная стоимость инвестпроекта двумя путями. Как ориентир — расчеты проектных институтов. Но основополагающая оценка — насколько проект будет окупаем, насколько он конкурентоспособен на рынке. Если проектировщикам удалось сделать проект дешевле порогового уровня — мы готовы заплатить премию. Предлагается на самом деле революционное решение, потому что премия может быть в несколько раз больше, чем сама стоимость проектных работ! И это нам будет выгодно.

Конечно, есть скептики и в проектных компаниях, и в отдельных ведомствах. Но нас поддерживает Министерство строительства, они даже предложили у себя запустить пилотные проекты по этой системе. Это дает основания полагать, что мы систему воплотим и этот опыт будет успешным.

 

— Какие объекты станут пилотными для отработки новой системы внутри отрасли?

— Прежде всего Курская АЭС-2. Проект АЭС «Ханхикиви-1» тоже — надо отдать должное директору «Русатом Оверсиз», он просто загорелся этой идеей. В число пилотов войдут объекты «Маяка», ЯРБ, а также проекты МБИР и СВБР, которыми занимается блок управления инновациями Росатома.

Юлия ГИЛЕВА

 

30.08.2014

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Контекст

Интервью