Технологии
ВВЭР-ТОИ: на финишной прямой

Работа над проектом ВВЭР-ТОИ, российским реактором нового поколения, была инициирована еще в 2009 году. Однако после того как проект был сдан заказчику и с помпой представлен экспертному сообществу, наступило затишье, о ходе лицензирования в Ростехнадзоре не сообщалось ни слова. Мы решили разобраться, с чем это связано, и обратились с вопросами к тем, кто так или иначе вовлечен в процесс. Оказалось, что эта работа, как и согласование проекта в международных организациях, идет своим чередом, хотя есть заминка.

В РОССИИ

Напомним, что автором проекта ВВЭР-ТОИ был московский «Атомэнергопроект». Этот институт и сейчас осуществляет сопровождение проекта для «Росэнергоатома». Как рассказал директор московского «Атомэнергопроекта» по перспективному проектированию Андрей Кучумов, в 2013 году Ростехнадзор поручил рассмотрение документов, обосновывающих обеспечение ядерной и радиационной безопасности базового проекта ВВЭР-ТОИ, уполномоченной организации – ФБУ НТЦ ЯРБ. И сейчас эксперты этой организации и «Росэнергоатома» завершают процесс взаимодействия по замечаниям, выявленным при рассмотрении базового проекта ВВЭР-ТОИ.

Почему же процесс лицензирования, который, казалось бы, должен быть доведен у «Росэнергоатома» и Ростехнадзора до автоматизма, так затянулся (документы были поданы еще в конце 2012 года. – Прим. ред.)? Недопонимание Ростехнадзора вызвал тот факт, что в этот раз ему принесли для проведения лицензирования проект ВВЭР-ТОИ без привязки к какой-либо площадке. А разрешение на строительство конкретного объекта планировали получать потом. Дело в том, что одна из целей проекта ВВЭР-ТОИ – обеспечить серийное строительство и, как следствие, снижение стоимости сооружения (на это также указывает буква «т» в аббревиатуре, которая означает «типизированный»). Для этого в проекте выделили базовую, неизменяемую часть – главный корпус и сооружения, ответственные за безопасность, – которую без существенных изменений предполагается реализовывать на совершенно разных площадках. А вспомогательные здания и сооружения, схема выдачи мощности и так далее – уникальны для каждой площадки. Но Ростехнадзор – организация прагматичная, она выдает лицензии на сооружение и контролирует ход исполнения этой лицензии. Поэтому получение базового проекта на рассмотрение без привязки к стройке регулятору было сложно воспринять как самостоятельный процесс.

«Ключевая проблема связана с наличием так называемого базового проекта, который потом привязывается к конкретной площадке. Там существует целый ряд достаточно философских вопросов – а может ли такой проект быть в принципе? С учетом того, что площадки обладают разными климатическими, горно-геологическими характеристиками, – рассуждает гендиректор «Росэнергоатома» Евгений Романов. – Мы должны сделать некий базовый проект, допустим, привязанный к средней полосе России. Но даже при наличии такого типового проекта в условиях сейсмики Турции, к примеру, он может достаточно сильно меняться».

Детали процесса описал замгендиректора по системной инженерии ЗАО «Русатом Оверсиз» Сергей Егоров, который прежде в «Росэнергоатоме» отвечал в том числе за разработку ВВЭР-ТОИ. «Руководящий документ Ростехнадзора предусматривает несколько иной порядок рассмотрения базовой части. Раньше делался проект под конкретную площадку, из которого впоследствии выделялась неизменяемая базовая часть, которая затем могла быть повторена. То есть вы берете целое, из него при рассмотрении выделяете часть, и в следующий раз эта часть может являться неизменной. А в случае с ВВЭР-ТОИ порядок получился другой: мы сразу предоставили только вот эту самую часть. Это стало некоторым отклонением от того, что было в практике предыдущего». «Так как и сама эта базовая часть содержит новации, и опыта в этой части, в общем, еще не накопилось, я считаю естественными эти заминки на большом пути», – заключает он.

В результате все заминки преодолеть удалось, и лицензия по базовой части уже не за горами. «Завершить процесс рассмотрения и получить экспертное заключение НТЦ ЯРБ планируется в апреле 2014 года, после чего Ростехнадзор примет решение о допущении в установленном порядке к многократному применению данного решения при лицензировании сооружения серии энергоблоков атомных станций, проекты которых будут основаны на базовом проекте ВВЭР-ТОИ», – сообщил А. Кучумов из «Атомэнергопроекта».

По словам С. Егорова, Ростехнадзор сразу предупредил, что получение площадочных лицензий, к примеру, на Курскую станцию, на неопределенные сроки не растянется, а пройдет по регламенту, установленному законодательством. Конкретные же сроки прокомментировал А. Кучумов. «Росэнергоатом», как предполагается, подаст заявку в Ростехнадзор для проведения рассмотрения документов, обосновывающих обеспечение ядерной и радиационной безопасности по Курской АЭС-2 в июле 2015 года, а получение лицензии на сооружение ожидается в феврале-марте 2016 года. Подача аналогичной заявки по Смоленской АЭС-2 запланирована на второй квартал 2015 года, а получение лицензии – в конце 2016 года.

 

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Параллельно с лицензированием в России ВВЭР-ТОИ должен пройти сертификацию в международных организациях – МАГАТЭ и EUR. «Росэнергоатом» еще в начале 2012 года подписал соглашение с МАГАТЭ о проведении экспертизы материалов проектов Нововоронежской АЭС-2 и ВВЭР-ТОИ на соответствие международным требованиям, и концерн в декабре 2013 года направил специалистам агентства комплект соответствующей документации, рассказал А. Кучумов. Этот комплект документов включает предварительный отчет по обоснованию безопасности ВВЭР-ТОИ в полном объеме и ВАБ 1 уровня, уточнил он.

«На первом этапе эксперты МАГАТЭ рассматривали референтные материалы Нововоронежской АЭС-2 и возможные отличия этого проекта от ВВЭР-ТОИ. То есть как бы опорный материал. И с начала 2014 года эксперты приступили к рассмотрению материалов предварительного отчета обоснования безопасности по проекту ВВЭР-ТОИ, и, собственно, вот сейчас идет эта стадия рассмотрения», – вторит ему С. Егоров.

В то же время в оценках сроков окончания работы экспертов МАГАТЭ собеседники журнала разошлись. А. Кучумов ожидает, что окончательное заключение на соответствие базового проекта ВВЭР-ТОИ требованиям стандартов МАГАТЭ может быть получено уже в первом полугодии 2014 года, а С. Егоров – до конца года. «Если МАГАТЭ получит удовлетворительные ответы на свои вопросы, то тогда эксперты агентства могут вынести позитивное суждение о том, что они поняли проект, принципиальные решения в нем приняты, и, соответственно, могут завершить свою работу выдачей экспертного заключения», – пояснил замглавы «Русатом Оверсиз».

В клуб EUR с просьбой принять к рассмотрению технические решения проекта ВВЭР-ТОИ на соответствие требованиям Европейских эксплуатирующих организаций, выдвигаемых к проектам нового поколения АЭС с легководными реакторами в редакции «D», «Росэнергоатом», по словам А. Кучумова, обратился в 2014 году. «Завершение анализа проекта ВВЭР-ТОИ на предмет общих требований к ядерному острову и требований к электрогенерирующей установке ожидается в ноябре 2014 года. А рассмотрение «раздела для проекта ВВЭР-ТОИ» может быть завершено в первой половине 2015 года», – уточнил он. Стоит отметить, что EUR не лицензирует проект, клуб его рассматривает, удостоверяет успешное прохождении всех этапов анализа и выдает сертификат на соответствие своим требованиям.

С. Егоров прогнозировать точные сроки получения сертификации в EUR затрудняется: «Там проблема в том, что экспертные мощности просто перегружены. Эксперты в атомной энергетике не столь многочисленны, их нужно собрать, сформировать команду, должно быть наличие свободного времени. А это люди, которые и так перегружены своей текущей деятельностью, поэтому процесс будет небыстрый. То есть это не проблема проекта, это просто проблема вот такая, организационная».

По словам А. Кучумова, основной особенностью рассмотрения документов в МАГАТЭ и EUR является различие нормативной базы, используемой при проектировании. «Однако, как показывает практика, в результате взаимодействия экспертов и представителей проектировщика все вопросы проясняются, а замечания снимаются после предоставления дополнительных разъяснений и материалов НИОКР, выполненных в обоснование проектных решений», – оптимистично заключает он.

 

ЗАРУБЕЖНЫЕ СТРАНЫ

Росатом собрался лицензировать ВВЭР-ТОИ и в Великобритании, для этого в сентябре 2013 года госкорпорация подписала с Министерством энергетики и изменения климата Соединенного Королевства меморандум. Работа поручена «Русатом Оверсиз», но в ней участвуют и другие компании Росатома, например, «Атомэнергопроект». Главной задачей является последовательная подготовка полного пакета технических документов по проекту ВВЭР-ТОИ, состоящего из свода принципов обеспечения безопасности, предварительных технических и проектных требований и предварительного отчета по безопасности, рассказывает А. Кучумов. По его данным, подготовка пакета может быть завершена к концу I квартала 2015 года.

Правда, уже после начала первого этапа лицензирования Минэнерго заявило, что поставило соглашение с Росатомом из-за российско-украинского политического кризиса на пересмотр – и это были последние новости на эту тему. Но даже российские эксперты тогда отмечали, что это была максимально корректная формулировка британского министерства. Вот и собеседники журнала оптимистичны. «Мы продолжаем работу по подготовке для участия в процедуре предварительного рассмотрения проекта. Кроме того, это же не быстрый процесс, это не произойдет моментально. Вполне вероятно, что в будущем политические эксцессы будут урегулированы, и мы получим зеленый свет», – говорит С. Егоров. «Если этого не случится в Великобритании – ну, мир велик, это может быть полезно в какой-нибудь другой стране», – философски настроен он.

«Сейчас ведем обсуждение, что будем проект ВВЭР-ТОИ лицензировать в Великобритании как базовый, – отметил в свою очередь гендиректор «Росэнергоатома». – И параллельно будут идти работы для средней полосы России. Мы надеемся, что к этому времени ВВЭР-ТОИ будет привязан к Курской площадке и к площадке «Аккую».

Мы также попросили экспертов прокомментировать специфику получения лицензии у британского регулятора. «Уникальность процедуры лицензирования в Великобритании заключается в том, что там не существует четкого определенного набора норм, которым должен соответствовать технический проект, – рассказывает А. Кучумов. – Изначально заявитель должен согласовывать с британским регулирующим органом применяемые в проекте ВВЭР- ТОИ принципы безопасности и защиты окружающей среды, проверить их полноту и соответствие наборам предлагаемых всевозможных сценариев, а далее доказать, что данные принципы обеспечивают достаточный уровень безопасности и лучшую из возможных практик по защите окружающей среды».

Процедура Generic design assessment (GDA) в Великобритании устроена иначе, чем в России, комментирует в свою очередь С. Егоров. «Вы можете предварительно подать не привязанный к площадке проект, его станут рассматривать, будут выдавать замечания, вы его будете дорабатывать, и потом, когда вы надумаете где-нибудь уже на какой-то площадке локализоваться, то сэкономите много времени, потому что у вас будет большой задел. Причем насколько большой этот задел будет – зависит только от вас: вы можете представить проект к подробному рассмотрению либо к поверхностному – просто затем вам потребуется больше времени, и это тогда будет уже влиять на ваш бизнес», – объяснил замглавы «Русатом Оверсиз».

По словам С. Егорова, проект ВВЭР-ТОИ, помимо Великобритании, планируется лицензировать и в других странах. «У Росатома есть глобальная программа экспансии в мире, мы ей следуем. Поэтому в части подготовки к «посевной», то есть процессов лицензирования, рассмотрения предварительных проектов, эта работа будет вестись постоянно, просто с акцентами в тех краях, где нас ждут уже завтра или с фоновым режимом присутствия там, где нас ждут послезавтра», – сказал он.

А директор «Атомэнергопроекта» по перспективному проектированию расписал преимущества ВВЭР-ТОИ перед проектами реакторов других вендоров. «Среди плюсов можно назвать референтность принятых в проекте решений, а также концепцию безопасности, основанную на системах, имеющих разные принципы действия. Помимо этого, положительную роль играет тот факт, что проект разработан не только с учетом российских норм, но и учитывает рекомендации МАГАТЭ, требования EUR и другие международные нормы, – перечисляет А. Кучумов. – Еще одним немаловажным фактором является то, что проект выполнен с учетом опыта фукусимских событий и учитывает широкий спектр внешних экстремальных воздействий, среди которых девятибалльное землетрясение, падение самолета весом 400 тонн, воздушная ударная волна, а также другие возможные природные и физические факторы воздействия». «Среди минусов можно назвать возможное наличие в проекте «белых пятен» с точки зрения обоснования отдельных проектных решений, так как НИОКР по некоторым направлениям еще не завершены», – заключает эксперт.

Екатерина ТРИПОТЕНЬ, Александр ЮЖАНИН

 

30.05.2014

Комментарии 0

Войдите или  зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Комментарий эксперта

Комментарий эксперта: 

Kostarev_VVER

президент «ЦКТИ-Вибросейсм», член комитета международных ядерных стандартов ASME:

Основные подходы РФ для лицензирования новых реакторов и АЭС соответствуют зарубежным, которые в свою очередь в большей степени основываются на пунктуально расписанных процедурах, принятых US NRC. Если обратиться к примеру США, как наиболее развитой страны с атомной энергетикой, то необходимо отметить, что практически все 100 АЭС получили свои лицензии в 1960-х и 1970-х годах. Тогда регулятор давал разрешения на строительство блока АЭС на основании предварительного проекта станции. Причем на этой стадии, как правило, не были разрешены многие вопросы обеспечения безопасности и процесс окончательного лицензирования растягивался на годы до окончания строительства, требуя больших финансовых вложений и пересмотра многих концептуальных решений. В 1989 году US NRC создало новую, более эффективную процедуру лицензирования новых АЭС, которая включает в себя три главных этапа. Во-первых, это сертификация проекта реактора. Прохождение данного этапа позволяет иметь разрешение от регулятора на использование проекта АЭС, который впоследствии может быть привязан к конкретной площадке с прохождением дополнительных этапов лицензирования. Во-вторых, это предварительное принятие площадки АЭС. Наконец, оператору необходимо получить комбинированную лицензию на строительство и эксплуатацию АЭС (COL-Combined Construction and Operating License). Этот этап охватывает лицензирование всех вопросов, связанных с безопасностью АЭС, от принятых проектных решений по реакторному оборудованию и особенностей выбранной площадки АЭС до обеспечения безопасной эксплуатации АЭС. Для процесса лицензирования АЭС в США установлены ориентировочные сроки, которые могут меняться в достаточно широких пределах в зависимости от конкретных особенностей проекта АЭС. Вместе с тем обычно предварительное рассмотрение заявки на лицензирование АЭС занимает 60 дней. Процедура лицензирования АЭС для сертифицированных проектов реакторной установки занимает в среднем 30 месяцев, а для несертифицированных – от 40 до 60 месяцев. В этом плане процедура лицензирования проекта ВВЭР-ТОИ соответствует международной практике и по срокам не сильно выбивается из общего ряда. Основная проблема, на мой взгляд, связана с тем, что процесс происходит без привязки проекта к конкретной площадке, что во многих случаях является определяющим для успеха проекта строительства АЭС в целом. Неоднократно предпринятые попытки создать некий унифицированный стандартный блок для всех площадок заканчивались, как правило, неудачей, прежде всего из-за сильной зависимости проекта от уровня сейсмичности площадки АЭС и неуклонно повышающегося уровня пикового ускорения грунта для уже выбранных площадок. В этой связи создание сейсмоизолированного блока АЭС позволило бы существенно продвинуться в решении проблемы унификации и стандартизации блоков АЭС, одновременно снизив затраты на строительство при повышении общей безопасности.

 

Аналитика